Цитата дня

Божественная литургия есть великий чудный дар; ангелы Божии завидуют нам, людям, которым даровано счастье – вкушать Божественные тело и кровь. Одна у нас должна быть скорбь – та, что мы не приобщились этой пищи. Действия этого таинства совершается не человеческою силою. (Свт.Иоанн Златоуст)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Почему нельзя?

Сергей Комаров

Есть во Второй книге Царств рассказ о детях царя Давида, Амноне и Фамари. История очень трагичная: жизнь молодых людей изувечил блуд. И, пожалуй, мы не найдем в Библии второго такого повествования, которое так определенно показывало бы страсть блуда в ее созревании и действии и так ярко свидетельствовало бы о самой сути этой страсти.

Фамарь была очень красива, и Амнон влюбился в нее. По совету друга он притворился больным и, когда сестра пришла его навестить, набросился на нее и изнасиловал. Через несколько минут после преступления Амнон почувствовал вместо былой «любви» острую ненависть к Фамари. Он вызвал слугу и приказал прогнать обесчещенную сестру. Повеление было исполнено. И вывел ее слуга вон и запер за нею дверь. И посыпала Фамарь пеплом голову свою, и разодрала разноцветную одежду, которую имела на себе, и положила руки свои на голову свою, и так шла и вопила (2 Цар. 13: 18–19) – повествует Библия.

Случай этот вполне можно назвать архетипичным. Во всех деталях данного библейского рассказа просвечивается глубокая психологическая правда. Все точно так, как бывает и в нашей жизни. Например, ошибочное принятие за любовь позывов своей похоти. Полюбил ее Амнон (2 Цар. 13: 1) – говорится вначале, но потом читателю открывается истинное содержание такой «любви». Как только похоть находит удовлетворение, она обнаруживает свою подлинную природу – ненависть к человеку. Потом возненавидел ее Амнон величайшею ненавистью, так что ненависть, какою он возненавидел ее, была сильнее любви, какую имел к ней (2 Цар. 13: 15).

Используя ближнего как средство удовлетворения страсти, блудник ненавидит в нем его душу, отказываясь признать живого человека со своей судьбой, переживаниями, мечтами, надеждами, стремлением к счастью. Он видит перед собой не личность, а автоматический удовлетворитель. Это бесовский взгляд на творение Божие, взгляд из преисподней. Здесь нет любви, но есть стремление использовать и выбросить, как ненужную вещь.

Вообще всякая страсть от диавола, а он сам – человеконенавистник и губитель. Поэтому основа любой страсти – ненависть, а цель ее – уничтожение человека, как его тела, так и души. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить (Ин. 10: 10) – говорил Спаситель о диаволе и его слугах. Оказывается, можно погубить и после убийства. Есть смерть вторая, о которой сообщает книга Апокалипсис (см.: Откр. 21: 8). Именно к этой, духовной смерти и ведут нас страсти, среди которых блуд занимает главные позиции.

Недаром гениальный Толстой заметил, что, когда Анна Каренина и Вронский впервые совершили грех прелюбодеяния, Вронский, смотря на Анну, «чувствовал то, что должен чувствовать убийца, когда видит тело, лишенное им жизни». Вронский и был духовным убийцей. Он забрал у Анны душу. Тело, уже никому не нужное, по инерции прожило еще несколько лет и тоже погибло. Таково действие страсти: вначале душа, потом и тело. Это чудовище, которое пожирает всего человека без остатка.

***

Суть блудной страсти – в отделении телесной близости от духовной. В семейной жизни две стороны соединяются, образуя уникальное чудо брачного единства двух. Блуд же не ищет духовно-телесной общности, но учит воспринимать желанного человека как кусок мяса, который можно отбросить после насыщения. В большинстве случаев добрачные половые отношения этим и заканчиваются. Любовь без ответственности – ложь. И Амнон не любил Фамарь – он просто пожелал ее цветущее молодое тело. А, насытившись, отвернулся, как собака отворачивается от обглоданной кости.

Иногда слышу вопрос на встречах и беседах: ну почему нельзя? По какой причине точно те же действия, которые Церковь благословляет в браке, становятся плохими вне его? Удивительно, но больше спрашивают девчонки. Те самые девчонки, которых со временем обглодают похотливые кобели – и равнодушно отвернутся от них. Тогда, возможно, придет понимание – да только что толку от твоего запоздалого прозрения? Да, Господь не оставит, если будет покаяние. Но своего женского счастья ты уже вряд ли дождешься, глупышка.

Стоит внимания реакция Фамари на лишение своей девической чести. Для нее потеря девственности – крах жизни. И посыпала Фамарь пеплом голову свою, и разодрала разноцветную одежду, которую имела на себе, и положила руки свои на голову свою, и так шла и вопила (2 Цар. 13: 19). В древнем мире утрата невинности до брака действительно была катастрофой. Обесчещенную девушку уже никто не возьмет, она никому не нужна, ибо ее честь и счастье украли. Древние ясно осознавали невозможность брачного союза и нормальной супружеской жизни с такой женщиной. Фамарь понимает, что она остается навеки без мужа и детей и устраивает, по сути, погребальный плач по своему женскому счастью.

Увы, сегодня для многих дам состояние Фамари является вполне терпимым и даже порой желанным. «Свободная жизнь» без супруга и потомства, без какой бы то ни было ответственности – да это же идеал эмансипированного сознания! Многие сегодня просто не поняли бы плача опороченной дочери Давида. «Ну, подумаешь… А для кого беречь? А почему не получить удовольствие, если обе стороны не против?» Кстати, еще полвека назад образ мышления Фамари был естественным для жителей наших сел и деревень. Теперь далеко не так.

***

Обратим внимание на цепную реакцию греха, начавшуюся после преступления Амнона. Насильник остался безнаказанным, так как был любимым сыном царя, первенцем. Но его брат Авессалом затаил на него злобу из-за поруганной чести сестры и через два года убил Амнона в своем доме. Сам Авессалом убежал от гнева отца, но вскоре был прощен и вернулся. Однако взаимоотношения с царем нарушились. Авессалом, возмущенный пристрастным отношением Давида к сыновьям, затевает мятеж против отца. Развязывается гражданская война, в ходе которой Авессалома убивают.

Страсть, как яд, отравляющий воздух, распространяет свое воздействие очень далеко, на всех тех людей, которые связаны с носителем страсти кровными или дружественными связями. Страсть вредит не только преступнику и его прямой жертве, но разрушает взаимоотношения тех, кто рядом с ним. Потакающий своим страстям человек не только убивает себя, но и обязательно портит жизнь окружающим.

Все тонкие ниточки этого сложного рисунка распутает впоследствии Господь на Страшном Суде. Кто с кем и когда, на кого и как это повлияло, каковы ближайшие последствия и дальние – Он всё разберет. А нам, ныне плетущим кружева своих жизненных поступков, стоит помнить: наш грех – это не только наш грех, и наша победа над страстью принадлежит не только нам. Мы все связаны невидимой паутиной взаимовлияния и ответственности друг за друга.

***

В истории Амнона важную роль сыграл его друг, Ионадав. Преступление царского сына было спроектировано именно этим человеком. Ох уж эти друзья и приятели, чьи советы порой наносят больший вред, чем козни врагов! Плохую службу сослужили друзья не только для сына, но и для внука Давида, царя Ровоама. По совету молодых друзей он отказался идти навстречу просьбам народа уменьшить дань и спровоцировал одну из главных трагедий древнего Израиля – разделение на Северное и Южное царства.

Сколько же ссор и скандалов, блуда, измен, разорванных отношений лежат на совести горе-друзей, давших «нужный и полезный» совет! Как осторожно надо относиться к словам даже самого искреннего друга, особенно если они касаются дел сердечных. Увы, Амнон послушал не того, кого стоило слушать, и жестоко поплатился.

***

Повествование о грехе Амнона очень ярко показывает то ослепление, в которое погружает человека страсть. Когда Фамарь понимает, чего от нее желает брат, она пытается образумить его. Сначала бедная девушка обращается к нравственным правилам жизни Израиля, затем взывает к обычному для всякого человека чувству жалости, а после напоминает о несомненном наказании для самого преступника: Нет, брат мой, не бесчести меня, ибо не делается так в Израиле; не делай этого безумия. И я, куда пойду я с моим бесчестием? И ты, ты будешь одним из безумных в Израиле (2 Цар. 13: 12–13). Но брат, воспаленный похотью, не слышит ее. Фамарь пытается воспользоваться последней возможностью избежать бесчестия, предлагая себя в законные жены Амнону: Ты поговори с царем; он не откажет отдать меня тебе (2 Цар. 13: 13). Но увы – всё бесполезно. Ситуацией владеет уже не Амнон, но блуд, завладевший Амноном.

Насколько та или иная страсть способна управлять человеком, очень хорошо бывает видно в тюрьме, куда мы со священником ездим для бесед с заключенными. Большая часть осужденных – совершенно нормальные, адекватные люди. Но у каждого есть господствующая страсть, которая и привела его в колонию. Например, вспоминается один троекратный убийца. Верующий, православный, исповедается и причащается. Но – страшно поражен страстью гнева! Чуть только что не по нему – глаза чернеют, лицо перекашивается, огромные кулаки нервно сжимаются… В гневном порыве и были совершены три убийства, с тремя последующими отсидками. Сможет ли он удержаться при очередном искушении, не знаю. В таком состоянии человек вообще ничего не контролирует. Он становится полностью послушным страсти.

Блуд же имеет не меньшую силу, чем гнев. Он хитрый, как змей, и способен прятаться и гримироваться. Поэтому апостол Павел советует убегать от блуда (см.: 1 Кор. 6: 18). Не бороться даже, слышите, – а убегать! Бежать от искушения, от источника соблазна, от грязных мыслей и даже потенциальной возможности соблазниться. Потому что слишком опасен враг, силен и хитер.

***

Не перевелись и в наше время Амноны – насильники и совратители. Так или иначе, всякий человек, ослепленный своими страстями и движимый ими на грех, есть в некотором роде Амнон. И Фамари всегда были и будут, поскольку существуют Амноны. Впрочем, наши души, которые мы растлеваем страстями, и есть в некотором роде Фамари – изначально прекрасные, но впоследствии растленные и несчастные.

О трагедии Амнона и Фамари хорошо бы читать всем студентам начальных курсов, а также старшеклассникам выпускных классов. Читать, добавляя аскетические комментарии. Возможно, благодаря такой беседе какой-нибудь потенциальный Амнон не совершит преступления, а та, кто могла бы стать Фамарью, сохранит девство до брака и найдет свое женское счастье. Ведь враг, о котором предупредили, уже наполовину обезврежен. Предупрежден – значит, вооружен. И в подобном предупреждении нуждается молодежь возраста Амнона и Фамари, да и вообще всякий взрослый человек, ибо блуд подбирается ко всем без исключения. Вспомнив несчастных детей Давида, предупредим сами себя и мы.

Источник: pravoslavie.ru