Цитата дня

Дай Бог, чтобы хоть в конце жизни вкусить плодов истинной свободы, которую даст Христос Своим ученикам. (Игумен Никон (Воробьёв))

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 Аскет и астроном – два разных пути, сошедшихся в одной точке

Протоиерей Владимир Долгих

Епископ затворник и православный халиф, сириец и араб, писатель-аскет и астроном – нам есть о ком поговорить 22 июля.

Если мы откроем церковный календарь на указанной дате, то увидим имя свт. Феодора Эдесского, однако в этот день также почитается мученик Моавий Персидский. По непонятным причинам упоминание о нем можно встретить только в минее, где словами тропаря Церковь прославляет своего верного раба:

«Иже ко Христу верою болезнь телесну то исцели, с неюже и душевную, наставляем от честнаго твоего учителя Феодора, славный царю Моавиею Иоанне, и, страдание по Христе купно с верными твоими треми отроки скончав, явися в царех мученик».

Из приведенного текста становится понятно, что свт. Феодор был наставником Моавия, но обо всем по порядку.

Этим летом все мы почувствовали насколько может быть утомительной жара. Но нас она коснулась лишь непродолжительное время, а только представьте каково это терпеть зной на протяжении 36 лет, при этом трудясь и сохраняя ясность ума для непрестанной молитвы. Речь идет о будущем святителе Феодоре. Происходил он из известного города Эдесса, что на юге современной Турции, рядом с сирийской границей. В двадцать лет Феодор лишился родителей, раздал имение и отправился Иерусалим. Дорога для христиан туда была проложена еще императором Константином Великим. В лавре Саввы Освященного он принимает постриг и сначала проводит 12 лет в послушании у духовников монастыря, а затем еще 24 года – в затворе. Как и у многих схожих подвижников, этот период жизни скрыт от посторонних глаз, мы можем только догадываться, что за искушения и трудности ему пришлось преодолеть, какую борьбу совершить.

Пройдя столь тернистый путь, кто-то из аскетов мирно почивает, а кого-то Господь призывает к иному роду служения. Так было и с будущим святителем. Когда кафедра родного города Федора опустела, то в качестве правопреемника выбор, по обоюдному согласию Иерусалимского и Антиохийского патриархов, пал именно на него. Точная дата этого события неизвестна, но, отметим, что речь идет о IX столетии.

Здесь нужно остановиться и сосредоточить больше внимания на указанном событии. Для многих описаний житий святых оно, если можно так сказать, «трафаретное». Но за привычными образами скрывается одна важная для нашей духовной жизни деталь. Заметьте, что в тот момент, когда Господь всех известных нам затворников, отшельников, столпников и пустынников призывал к иному служению через оставление прежнего своего подвига, они соглашались на это неохотно. И только лишь смирение помогало им принять волю Божью. Для человека, вкусившего сладость богообщения в безмолвии собственного отшельничества, выход к людям – это определенная жертва, где он жертвует этой самой сладостью. Святительское служение, со всеми его проповедническими, духовническими и административными заботами намного меньше времени оставляет для молитвы. Но, тем не менее, Федор жертвует покоем своего затвора ради людей, которым ему теперь нужно служить. Подобным образом и нам иногда, следует жертвовать своей «святостью», ради ближних. Я имею в виду какие-то наши молитвенные последования, посты и прочие правила. Конечно, эта жертва имеет свои ограничения, которые всякому христианину и так понятны. Но задумайтесь о том, что, например, иногда не стоит хвататься за строгость поста ради близкого человека, по своей любви приготовившего нам скоромную еду. Это не легализация нашей лени и пороков (не нужно теперь со спокойной душой поедать сыр или колбасу), жертвенность в том и заключается, что мы отдаем нечто, что нам не хочется отдавать. В данном примере, это пост (с его легкостью и воодушевлением), который не может быть выше любви к ближнему: «Любовь есть благо высшее всех благ, указанных в Писании святом; – пишет свт. Феодор в своих душеползных главах, – и нет ни одного вида добродетели человека с Богом соводворяющей и сочетающей, которая не была бы связана с любовью и от нее не исходила, неизреченно некако ею бывая объемлема и охраняема».

Пришлось свт. Федору побороться с еретиками, так как в то время Церковь все еще беспокоили манихеи, несториане и монофизиты. Однако в житии, составленном его племянником Василием, епископом Эмесским, есть интереснейший эпизод. По благословению старца Феодосия, проживавшего недалеко от города, свт. Феодор предпринимает путешествие в Багдад – тогдашнюю столицу Аббасидского халифата. Его целью было донесение до халифа жалобы о несправедливом притеснении христиан. Правителя Мавию святитель застал тяжело больным. Помолившись, он положил частичку земли от Гроба Господнего в воду и дал выпить халифу, после чего тот выздоровел. Мавия попросил Феодора на некоторое время остаться при дворе. В результате бесед и наставлений халиф, с тремя своими слугами, принимает крещение. Только представьте, что произошло это в династии, ведущей свою родословную от дяди Мухаммеда Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба. Неудивительно, что когда Мавия рассказал своему народу о принятии христианства, разъяренная толпа растерзала и его самого, и трех его слуг.

Если мы обратимся к истории Аббасидского халифата, то в IX веке не найдем правителя с именем Мавия (одноименный халиф жил на сто лет раньше). Однако же, немалая часть исследователей полагает, что речь идеи о халифе аль-Мамуне, прославившегося жестоким подавлением восстания в Египте и попытками поиска сокровищ в пирамиде Хеопса. Но есть в его биографии сведения о любознательности, скорее всего, позволившей выслушать свт. Феодора, а не сразу отправить его на казнь или в тюрьму. После воцарения в Багдаде в 813 году он привлекает к управлению государством ученых людей; ориентируясь на старинную персидскую академию Гондишапура, основывает Дом мудрости; а также библиотеку и астрономическую обсерваторию. В связи с этим, в экваториальной части видимой стороны Луны, в честь халифа аль-Мамуна был назван кратер.

Сегодня мусульманские истории ничего не говорят о принятии христианства аль-Мамуном, потому существует другая версия, согласно которой в житии свт. Федора идет речь о халифе аль-Мувайяде, убитого своим братом аль-Мутаззом. Но как бы там ни было, сейчас уже не так важно, чьими руками был замучен Иоанн – именно такое имя халиф получил в крещении. Для нас, христиан, также не принципиальна мировая известность нашего святого – ведь, действительно, название кратера на Луне ничего не дает для вечности. Самое главное, что сегодня мы имеем святого, примеру мужественности и отваги которого можно только поучиться.

«Никто из нас собственными силами не может избежать обходов и козней лукавого, но только непобедимой силою Христовою», – пишет свт. Феодор, и сам стяжавший эту силу Христову, и вдохновивший ею свое духовное чадо – мученика Мавию. Удивительными тропами Господь переплетает судьбы людей, благодаря чему уже на протяжении многих тысяч лет на небосводе святости постоянно зажигаются новые «звезды».

Источник: pravlife.org

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi