Цитата дня

 Не должно называть истинно свободными знатных и богатых, когда они злы и невоздержны, потому что они суть рабы чувственных страстей (Св. Антоний Великий)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

Как вымолить усопших сродников из ада

 Протоиерей Игорь Рябко

После смерти моей бабушки она стала сниться родственникам в очень плачевном виде, прося помощи. И вот мы стали каждый день молиться о ее упокоении.

Прошло время, и она приснилась своей дочери. На вопрос о том, «как она там» бабушка ответила «Сначала было очень плохо, темно, холодно, страшно, млосно (было в ее лексиконе такое слово при жизни), а теперь очень хорошо».

Мы не подвижники, не святые, и не весть какие молитвенники. Мы простые и грешные люди, без малейшего намека на что-то особенное. И молились мы так же просто, читали молитвы из молитвослова, я служил литию – все как обычно. Но, как бы сегодня сказали некоторые, «это работает». И это важно знать всем нам! Бог слышит даже нас – простых, грешных, несовершенных, людей, очень далеких от истинной святости. И не только слышит, но и принимает наши молитвы, милует, прощает. Конечно, таких рассказов можно сегодня прочитать сотни, но одно дело чтение, а другое – собственный опыт.

Если бы мы знали и понимали насколько важны для усопших наши молитвы, мы бы не вспоминали о них только в поминальные дни. Каждый день мы кормим себя и своих детей для того, чтобы жить. Не помолиться о сродниках – это все равно, что не дать им поесть, оставить голодными.

В жизни старца Харалампия Дионисиатского, ученика старца Иосифа Исихаста, был такой случай.

Как-то одного брата из монастыря стал мучить помысл сомнения. Он думал: «Вот мы здесь целыми ночами молимся, служим, постимся, и прочее. Это, конечно, для нас хорошо, но кому от этого еще какая польза?» С этими мыслями он отправился спать. А на следующий день брат пошел к старцу Харалампию, чтобы исповедовать эти помыслы, но Геронда его упредил своим рассказом.

В сильном волнении отец Харалампий начал говорить, что Бог ему сегодня дал страшное видение.

«Когда я стоял на молитве, – говорит старец, – то в какое-то мгновение мне показали, что я нахожусь в огромной трапезной. Какие-то двери, более похожие на церковные врата, находились прямо передо мной. В трапезной собралось огромное количество народа. Люди терпеливо стояли и как бы ждали своей очереди, чтобы подойти ко мне. Сам я был похож на главного хлебодара, вы тоже были возле меня, резали какие-то большие хлеба, похожие на просфоры, и подавали их мне. Собравшиеся в трапезной были выстроены в две очереди. В одной из них находились умершие, в другой живые. Каждому из подходивших, я давал по куску хлеба на благословение. Радостные они отходили в сторону. Я заметил, что там были все, кто записан в нашем синодике».

Монах понял, что это видение было ему дано через старца. Когда же он исповедовал те сомнения, которые его обуревали, старец рассказал ему также историю своего духовного учителя, старца Иосифа Исихаста.

В миру у отца Иосифа была двоюродная сестра. Жизнь у нее в духовном плане сложилась не очень удачно, но старец ее любил. Умерла она плохо. Гримасничала, кривлялась, говорила очень плохие слова. В таком ужасном состоянии она и умерла. Старец плакал о ней. «Я думал, – говорит отец Харалампий, – что он жалеет о ее смерти. Но старец зная мои мысли сказал: я плачу не потому, что она умерла, а потому что она пошла в ад на муки».

Тем не менее, старец наложил на себя строгий пост и стал молиться за нее по четкам. И однажды отец Харалампий увидел как старец Иосиф буквально светится от радости.

– Что случилось, Геронда (Отец)?

– Сейчас расскажу дитя мое, – отвечает старец.

– Все эти дни я беспрестанно молился и пребывал в бдении, посте и слезах о своей сестричке, и сегодня сподобился радостного и удивительного видения. Во время молитвы я увидел свою сестру живой. С великой радостью она сообщила мне, что сегодня день ее избавления. «Я освобождаюсь от мучений и иду в рай», – сказала она. Но и это не все. Тут же возник передо мной блаженный папа Георгий. Это отец святой жизни, у которого было сильное желание вызволять грешников из ада. Ежедневно он совершал литургию и поминал тысячи имен. Также он часто ходил на кладбища и служил по почившим литии и панихиды. Итак, явившись мне, он сказал: «Надо же, надо же…до сих пор я считал, что почившим можно помочь только поминовением их на Божественных литургиях и панихидах. Теперь же я увидел, что можно спасать и молитвой по четкам!» Этим видением я удостоверился, что моя сестричка спаслась, но Бог показал мне и силу молитв по четкам, которая может вызволить душу из ада.

В этих духовных назиданиях для нас есть и практическая польза. Как молиться о усопших ,чтобы принести им пользу? Старец дает практический совет – тяните четки. Сто Иисусовых молитв, «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, упокой душу раба твоего (Имя рек)» займут не больше пятнадцати минут. А в течении первых сорока дней, после смерти можно было бы читать и по тысячу – это не более полутора часов, не так уж и много ради спасения души любимого человека.

О пользе такого труда говорил и старец Харалампий: «Молитва по четкам за брата, родственника или друга может его душу освободить из ада. Такую силу имеет молитва», – учил он своих учеников. В этом сам старец убедился на опыте, молясь по четкам за своего деда. Явившись во сне, дед его поцеловал и сказал: «Благодарю тебя, дитя мое. Сейчас я нахожусь в лучшем положении». Вскоре старец увидел во сне и свою бабушку. Она поцеловала его руку и говорит: «Дитя мое, помолись и обо мне, чтобы я пришла туда, где сейчас твой дед». «Я их видел совершенно живыми, хотя знал, что они умерли», – говорил старец.

Но как же редко сегодня можно услышать вопрос о том, что читать по умершим и как правильно молиться. Чаще спрашивают – когда снимать полотенца с зеркал, когда мыть пол, нужно ли освящать квартиру после покойного. И, конечно же, «печатание»… Боюсь что немало людей и священника приглашают на отпевание не для того, чтобы помочь усопшему пройти долиной смерти, а для того, чтобы он не вздумал наведываться обратно. А печатание – это как бы фиксация необратимости процесса и констатация факта окончательного невозврата. Мы стали хуже неандертальцев и жителей каменного века. Те не только верили в посмертное существование душ усопших предков, усопшие зримо для них участвовали в домашних советах, к ним обращались с молитвами за помощью. Для этого в земляных домах круглой формы им отводился специальный сектор, где стояли черепа усопших. Нередко их моделировали гипсом, чтобы зримее были видны черты лица усопшего. Души умерших не наводили ужас, это были покровители рода. А для некоторых нынешних христиан главное – «запечатать». Хотя все то, что происходит на отпевании под этой «печатью» несет глубинный символический смысл: «Господня Земля и все то, что ее наполняет, вселенная и все, что находится в ней…». Так говорит священник, посыпая могилу землей.

Итак, для того, чтобы душа усопшего получила пользу, нужен труд и молитва. При том, чем глубже ушла душа в адскую пропасть, тем этот труд должен быть более тяжелым и продолжительным. Мы, конечно же, не можем знать о том, какие были суды Божии по ту сторону могилы, но имеем право предполагать об этом, зная о том, как человек прожил свою жизнь. При этом нужно понимать, что есть такая глубина ада, куда нашим молитвам уже не донырнуть. И лучше оставить это, положившись во всем на Промысел Божий. Даже великие святые не могли себе позволить то, о чем нам даже мечтать не стоит.

Преподобный Иосиф Исихаст, после откровения данного ему Духом Святым, сказал о своем ученике, Ефреме Катунском, такие слова: «Дитя мое, ты имеешь не просто душевную чистоту, а непорочность». И вот этот непорочный монах однажды горячо молился о своей двоюродной сестре Анне, которая в земной жизни связалась с магией. Отец Ефрем вопиял: «Иисусе Христе, ради Крови, которую ты пролил на Кресте, помилуй эту душу». Но сам Господь остановил его. «За такое дерзновение, – вспоминал старец, – я схлопотал хорошую оплеуху, целиком предназначенную мне. Бог все терпит, – но от магии – держись как можно дальше!.. Нечто подобное попробовал я еще раз, опять навлек на себя гнев Божий, но опомнился, успев испросить прощения, и избежать наказания. Страх и ужас все это.»

Ученики Иосифа Исихаста, Ефрем и Харалампий, ежедневно служа литургию, на проскомидии поминали сотни имен. И в свою очередь, наставляли так делать уже своих учеников, ставя им в пример отца Николая Планиса (1851–1932), прославленного Элладской Церковью в 1992 году. Вся жизнь этого простого малообразованного священника была одной непрестанной литургией. Многократно старцы учили своих учеников о необходимости и важности проскомидийного и литургического поминовения христиан, и отводили этому немалую часть службы. Приходя на литургию намного раньше, эти старцы иногда часами вынимали частички просфор за здравие и за упокоение. Синодики их были исписаны тысячами имен.

Конечно же, хорошо было бы прожить жизнь так, чтобы уже не беспокоиться – будут за тебя потом молиться или нет. Чтобы участь души была и без того благодатной и светлой. Но, к сожалению, так прожить жизнь получается далеко не у каждого. Поэтому, будучи связаны с нашими усопшими предками коммуникациями любви и памяти, мы обязаны делать все от нас зависящее, чтобы дать им пищу молитвы и предстательства за них перед Богом.

Источник: spzh.news

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi