Цитата дня

Ради кого хочешь жить, ради тех и погибнуть не бойся (Василий Великий)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Ищущий истины
Памяти иеромонаха Серафима (Роуза)

otec_serafim_rouz«Призыв Христов все еще идет к нам; давайте же начнем прислушиваться к нему». Эти слова отца Серафима (Роуза) – подвижника, богослова, проповедника – сегодня как нельзя более актуальны. Его книги помогали услышать этот призыв.

Написанные в 1970–1980-е годы для потерявшихся в интеллектуальных дебрях современников, его труды сегодня, пожалуй, еще более актуальны, ибо нынешние «интеллектуалы» блуждают по куда более опасным пустыням духовного омертвения. Чтя память отца Серафима, мы обратились к пастырям с просьбой рассказать о том, что значит для них встреча с трудами и личностью отца Серафима.

Протоиерей Владимир Вигилянский:

– Книги отца Серафима (Роуза) сыграли очень важную роль в период моего воцерковления. Когда я в начале 1980-х годов прочитал в самиздате «Православие и религия будущего» и «Знамения последних времен», я был потрясен его умением связывать и вставлять в христианский контекст разрозненные и разноплановые явления современности. Он научил меня тому, что история человечества, да и сама жизнь любого человека, наполнены смыслами. Отец Серафим остался уникальным образцом миссионера, в котором сочетались мощный ум и аскетизм, способность говорить с читателями на их языке и горячая вера. Путь к Православию у него был тернист, но своим опытом личного интеллектуального и сердечного выбора он привел и будет еще приводить в Церковь множество людей.

Протоиерей Андрей Ткачев:

– Имя этого человека и информация о нем вошли в мою жизнь в то время, когда песня «Гуд бай, Америка, о-о-о» была свежим хитом. Тайно воспитанные на любви к стране «запретных плодов» и ее культуре, многие из нас действительно смотрели на Америку как на страну, «где я не буду никогда» и где, как «в Греции – все есть», но вот Православия, наверно, нет и не будет. У себя на родине в эти годы целые поколения открывали для себя православную веру, как некую Атлантиду, и с большим удивлением узнавали о том, что подобные открытия совершаются в других странах людьми других культур. В том числе и в Штатах.

Отец Серафим очень близок мне как человек, бескомпромиссно ищущий Истину. Он тот, кто готов на любой физический и интеллектуальный труд, лишь бы добраться до цели. Это качество – всегда редкое. А во времена духовного расслабления, когда самые крепкие души походят часом на дважды сваренную капусту, и подавно. «Если истина у китайцев, я выучу их язык и прочту их книги, – говорил Юджин. – Если правы индусы, я одолею санскрит и напьюсь из их родников». Так он и поступал, пропуская через себя опыт народов и стран, изучая то главное, что эти народы оставили человечеству.

Подобное поведение, повторюсь, редко в наши дни. Жажда жизни есть не у всех, следовательно, и Источник Жизни ищется не всеми. Люди мыслят, что раз они родились, предположим, в России, то и быть им теперь всю жизнь стихийными христианами по праву родства, как если бы родились они в булочной и радостно всю жизнь были бубликом. Разные веры срастились с этносами и превратились в некие придатки национальных культур. Подобное явление так же опасно для христианской веры, как и разъедающий скепсис. Настоящему же поиску Истины предшествует экзистенциальная тревога, чувство оторванности от источников бытия. И чувство это тем сильнее, чем внешне человек благополучнее.

Был бы Юджин голоден, вся энергия уходила бы на поиск пищи для себя и родни. Был бы он лишен возможности учиться, отдыхать, радоваться и наслаждаться, вся страсть души могла уйти в социальный пафос, в борьбу за справедливость, равенство etc. Но он был сыт, успешен, молод, красив, от современного комфорта не отторгнут. И вместо прожигания жизни и смены удовольствий он стал искать Бога Живого. Все это меня поразило когда-то давно и продолжает поражать, как только я об этом начну задумываться.

Православие приняло Юджина в одном из незаметных храмов и дало ощущение прихода домой. Это тоже очень важный момент, подаренный опыту многих людей. Вхождение в Землю Обетования должно быть подчеркнуто контрастом с безжизненностью пустыни, остающейся за спиной. Объятия Отца для блудного сына должны быть особенно теплы после жизни среди свиней вдалеке от дома. Нужен контраст, говорящий сердцу: «Ну вот и все. Наконец-то». Этот контраст нужен не только тем, кто родился и живет в неправославной стране. Он нужен всем ищущим Бога и находящим Его после долгих усилий, «хотя Он и недалеко от каждого из нас». (Деян. 17: 27).