Цитата дня

Мы часто замечаем грех человека согрешающего, покаяния же его, втайне им соделываемого, не видим (св. Иоанн Милостивый)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

"Пища не приближает нас к Богу". Для чего тогда пост?

Беседа на апостольское чтение Мясопустной Недели

Сергей Комаров

За неделю до Великого поста, устав которого предписывает максимальную строгость воздержания, Церковь предлагает чтение из Апостола, начинающееся словами: «Пища не приближает нас к Богу; ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем» (1 Кор. 8:8). Несколько странно выходит. Если «пища не приближает нас к Богу», для чего тогда пост, воздержание?

Сегодняшнее чтение не против поста, но вкладывает в наше сознание правильную мысль о посте. Пища сама по себе не имеет никакого духовного значения и служит для питания тела. Весь животный и растительный мир отдан во владение человеку и может использоваться для еды. В самом по себе приеме пищи нет никакого греха. Но грех может возникнуть в связи с греховной мыслью. Поэтому одно и то же дело может быть или не быть грехом в зависимости от той мысли, которой это дело вызвано.

Например, авва Дорофей повествует об одном послушнике, который отличался крайним незлобием, даже в случаях упреков и оскорблений, ему наносимых. Однажды Дорофей спросил его, как он, будучи таким молодым, приобрел эту добродетель. «Мне ли обращать внимание на их недостатки или принимать от них обиды как от людей? Это – лающие псы», – ответил послушник. Оказалось, в основе его невозмутимости лежала гордость.

Также бывает, что один и тот же поступок имеет неодинаковое значение в различных обстоятельствах. Например, когда апостолы осудили поступок блудницы, возлившей драгоценное миро на голову Господа, они говорили, в общем-то, верные слова: «Можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим» (Мф. 26:9). Но неправильна их мысль была именно в контексте данной ситуации, потому что поступок блудницы не считался обычным будничным пожертвованием мира, это было нечто большее.

Таким же образом и вкушение или невкушение пищи в зависимости от цели имеют различный смысл и значение, хотя само по себе питание тела безразлично по нравственным меркам.

В чем идея поста? В том, чтоб каждый нашел в себе мужество увидеть себя вот такой же блудницей, увидеть глазами сердца. Не отворачиваясь, пристально вглядеться в себя и осознать, что наша жизнь наполнена внутренним блудом и мы ежедневно изменяем Господу. Духовным блудом святые отцы называли всякую принятую нами греховную мысль, то или иное нечистое пожелание, овладевшее человеком. Сюда же мы отнесем забвение о Боге, эгоизм, рассеяние внимания, отдание себя во власть какой-либо страсти. Любой грех, внутренний или внешний, по сути, является блудом. Все это человек должен разглядеть в себе; разглядев, возненавидеть; возненавидев, оплакать, и с этими слезами прийти к Господу, как пришла блудница. А придя, принести драгоценное миро – свою бессмертную душу и всю ее потратить на Иисуса.

А теперь попробуем вообразить, что вот этой блуднице, валяющейся с воем у ног Христовых, предлагают жаркое с курочкой, и она, усевшись удобно, приятно кушает. Не сходится как-то... Но именно такая и получится картина, если мы, вернувшись с великопостного богослужения домой, сядем за богатый стол. Грош цена такому покаянию и такому христианству. Удавившийся Иуда окажется более честным, чем такой христианин.

И здраво, и естественно в дни святой Четыредесятницы по возможности ограничить себя от разного рода вкусностей, приводя в некоторую гармонию состояние души и тела. Скорбит душа – утесняется тело. Утесненное же тело подтягивает и душу. Постится тело – постится и душа. Воздержание в пище – средство помощи душе.

Именно поэтому и говорит сегодня апостол Павел: «Едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем». Неядение – лишь средство. Не нужно думать, что, не поев день или два, мы что-то приобрели. Но это способно помочь нам в нашем покаянии, при правильном понимании происходящего.

Будем помнить, братья и сестры, что христианство не религия еды, но – любви. Не будем давать много чести телесной пище и за столом, и в разговорах. Есть у нас другая еда. Пища, пребывающая в жизнь вечную, с небес сошедшая и дающая жизнь миру, – Тело и Кровь Господа (см. Ин. 6). Есть у нас слово Божие, о котором восклицает псалмопевец: «Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим» (Пс.118:103). Духовной пищей нашей в наступающем посту станет великопостное богослужение и рождаемое им покаяние. Как змея сбрасывает старую кожу, протискиваясь в щель между камнями, так и мы должны будем постом и молитвой протиснуться к обновлению души, оставив в прошлом нечто ветхое, к чему уже не должно быть возврата.

Но для этого нам необходимы правильные мысли, даже и о еде. Апостол Павел нам сегодня их сообщает. Примем. Запомним. Скоро они нам понадобятся – через неделю Великий пост.

Источник: pravlife.org