Цитата дня

Авва Диадох говорил: «как в бане часто отворяемые двери скоро выпускают жар вон, так и душа, если желает часто говорить, то хотя бы говорила и доброе, теряет собственную теплоту чрез дверь язычную. Хорошо благовременное молчание; - оно ничто иное есть, как мать мудрейших мыслей» (Древний Патерик)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Страшный суд и что мы о нем знаем

Протоиерей Олег Стеняевstrashniy sud m

События, предваряющие Страшный Суд

Блаженный Августин говорит, что «время, которое лежит между смертью человека и конечным воскресением, держит души в тайных вместилищах, в соответствии с тем, чего каждая душа достойна: покоя или страдания».

Следовательно, последующие за всеобщим воскресением события, равно как и само воскресение, для одних усиливают блаженство и наслаждение, для других ‒ муку и страдание.

При этом мы не должны забывать, что свой «ад» или «рай» мы созидаем уже в нашей земной жизни своими благими или нечестивыми деяниями, спасаясь верою во Иисуса Христа как в Сына Божия и упованием на чудо Его спасительного Воскресения.

Сказано: «Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим. 10, 9). Этими словами «Павел дает... символ, в который вы должны верить и который надо исповедовать, чтобы спастись».

Но! Общеизвестно, что «как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2, 26). Дела-то и последуют за нами в вечность, будущность которой мы и созидаем ими (добрыми или злыми), еще живя на земле. И если мы не примирились с Богом Отцом в Его Сыне Господе Иисусе Христе, то все то дурное, что мы сотворили во дни земной жизни, последует за нами в вечность. «Ибо окружили меня беды неисчислимые; постигли меня беззакония мои, так что видеть не могу: их более, нежели волос на голове моей; сердце мое оставило меня» (Пс. 39, 13).

Блаженный Иероним предлагает следующую картину предваряющих Страшный Суд событий:

«Иероним перечисляет следующие пятнадцать признаков или знамений, предшествующих Суду. В первый день все моря поднимутся на пятнадцать локтей выше гор, на второй день все воды настолько погрузятся в пучины, что едва ли будут видимы, на третий день они будут восстановлены в их прежнее состояние, на четвертый день все большие рыбы и другие твари, движущиеся в водах, соберутся вместе и, подняв свои головы над поверхностью моря, будут издавать друг на друга злобное рычание, на пятый день все птицы соберутся вместе в полях с воплями друг к другу, не прикасаясь к пище и воде, на шестой день огненные реки поднимутся к небесному своду стремительно, несясь с запада на восток, на седьмой день все небесные светила, т. е. и планеты и неподвижные звезды выкинут огненные хвосты, подобно кометам, на восьмой день произойдет великое землетрясение и все животные будут свалены, на девятый день все растения будут обрызганы как бы кровью, на десятый день все камни, малые и большие, будут разделены на четыре части, несущиеся друг на друга, на одиннадцатый день все холмы и горы и строения будут превращены в прах, на двенадцатый день все животные придут из леса и с горы на поля, рыча и не прикасаясь к еде, на тринадцатый день откроются все могилы с востока до запада, чтобы тела могли воскреснуть, на четырнадцатый день все люди покинут свои убежища, не понимая ничего и не говоря, но бросаясь туда и сюда, подобно безумным, на пятнадцатый день все умрут и воскреснут с теми, которые умерли давно перед этим. Когда придет Христос для Суда, Он явится во славе из-за той власти и силы, которые надлежат Судье. Достоинству судебной власти присуще иметь некоторые признаки или знаки, которые побуждают людей к почтению и подчинению, а поэтому пришествию Христа и Его Страшному Суду будут предшествовать многие признаки или знамения для того, чтобы сердца людей были приведены в подчинение грядущему Судии и были приготовлены к Суду, будучи предупреждены этими знамениями».

Свидетельство Иеронима интересно многоплановостью образов и символов, хотя и не всегда соответствующих библейским реалиям.

Так, в отличие от Иеронима, Библия сообщает нам, что «не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор. 15, 51‒52). Святитель Иоанн Златоуст, отвечая на подобное несоответствие, наставляет: «Смысл его слов таков: не все мы умрем, но все изменимся ‒ даже и те, которые не умрут, ибо и они смертны». То есть изменения коснутся всех: и некогда умерших, и живых.

Входя в Новый Мир, мы изменимся. Человеческая природа перестанет быть смертной и облечется в бессмертие – для одних благостное и блаженное, для других страстное и страдающее.

Беспечность одних и бодрствование других

Новый Завет утверждает, что в преддверии конца света и Страшного Суда сердцами одних людей завладеет беспечность, а сердца других наполнятся бодростью ожидания и беспокойством.

Сказано: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба..». (1 Фес. 5, 3). Святитель Иоанн Златоуст предлагает следующее объяснение: «Христос сказал это в доказательство того, что Он придет вдруг и неожиданно, когда большинство будет наслаждаться удовольствиями». То есть обольщение антихриста настолько завладеет сознанием людей, что, погруженные в гедонизм и нарциссизм, культ обогащения и вседозволенности, уверенные в своем настоящем и будущем, они совершенно не будут обращать внимания на исполняющиеся пророчества о событиях последнего времени, пребывая в иллюзии ложного мира и ложной безопасности, и «тогда внезапно постигнет их пагуба».

Читаем: «Ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, – так будет и пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24, 38–39). Святитель Иоанн Златоуст учит: «При радостях какая может быть скорбь? Здесь разумеются удовольствия и мир, которые могут быть только у людей бесчувственных. Поэтому-то апостол и не сказал: когда будет мир, но: когда будут говорить: ‟мир и безопасность”, изображая тем их бесчувственность, подобную той, какая была у людей и во дни Ноя, когда они, несмотря на величайшие бедствия, проводили жизнь, полную удовольствий, праведные же, напротив, проводили жизнь в скорби и печали. Отсюда видно, что с пришествием антихриста между нечестивыми и отчаявшимися в спасении своем умножатся постыдные наслаждения, – тогда будет чревоугодие, объедение и пьянство. Таким образом, Христос приводит пример, совершенно подходящий к обстоятельствам дела».

В противоположность неверующим, о верующих, наблюдающих библейские знамения времени и небес, сказано: «И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение; и море восшумит и возмутится; люди будут издыхать от страха и ожидания [бедствий], грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются» (Лук. 21, 25–26).

Согласно Блаженному Августину, «к концу света будет общее гонение благих людей со стороны нечестивых, так что в одно и то же время одни будут подвергаться страху, а именно благие, а другие будут в безопасности, а именно нечестивые. Слова: ‟когда будут говорить: мир и безопасность” относятся к нечестивым, которые будут мало обращать внимания на приближение Суда, в то время как слова из Евангелия от Луки (21, 26): ‟люди будут издыхать от страха” и т. д. должны быть относимы к благим». Беспечность среди людей будет проявляться и после гибели антихриста: они воспримут ее как некую досадную случайность, а не как действие Побеждающего Христа. Поэтому, хотя народы будут испуганы обнаружением этих небесных знамений, но прежде чем они начнут появляться, нечестивые люди будут считать себя в «мире и безопасности»: даже после смерти антихриста и до пришествия Христа, видя, что мир не уничтожился сразу, как они сначала подумали. Они продолжат идти путем греха и вседозволенности до самого конца.

Сказано: «И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса» (Отк. 8, 1). Как затишье перед бурей оборачивается катастрофой, так и перед Пришествием Христа, уже после погибели антихриста, воцарится тишина раздумья – спасительная для сохранивших дар веры и напрасная для закоренелых противников Христа и Его Церкви.

Беда Достопочтенный писал: «Мы верим, что после гибели антихриста в Церкви на некоторое время воцарится мир, о чем Даниил пророчествовал так: ‟Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней” (Дан. 12, 12). О том же блаженный Иероним говорит следующим образом: “блажен тот, кто после гибели антихриста будет ждать еще тысячу двести девяносто дней, то есть три с половиной года, и еще сорок пять дней, потому что тогда придет во славе Своей Господь и Спаситель”. Почему воцарится молчание на сорок пять дней, знает лишь Бог. Если только мы не скажем со всей определенностью, что отсрочка пришествия царства святых – это испытание терпения. Обрати внимание: в шестой день обычно случаются самые тяжелые испытания для Церкви, в седьмой же наступает покой. Так и Господь, распятый в шестой день, в субботу почил, ожидая времени воскресения».

Сказано:

«Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний (Иак. 5, 7); и еще: Удерживайтесь от всякого рода зла. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5, 22–23).

Знамение Сына Человеческого

Второе Пришествие (греч. парусия) Христа Спасителя будет явным и всемирным деянием Бога.

Сказано:

«Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 24, 27–30).

Святитель Иоанн Златоуст восклицает: «‟Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе”, то есть Крест, который светлее солнца, так как солнце помрачается и скрывается, а крест является. Он не явился бы, если бы не был гораздо светлее солнечных лучей. Но для чего является это знамение? Для того, чтобы совершенно посрамить бесстыдство иудеев. Христос придет на этот суд, имея величайшее оправдание – крест, показывая не только раны, но и постыдную смерть». И действительно, нет более величественного знамения Сына Человеческого и Сына Божия, чем Святой Крест, этот вечный Жертвенник нашего спасения.

Некогда и апостол Павел восклицал: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6, 14).

Сей знак нашего спасения, появившись на небе, опрокинет лжемудрования всех ругателей Креста Господня.

И далее: «А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце» (Зах. 12, 10).

Блаженный Августин пишет: «Иисус придет в человеческом облике: это увидят и нечестивые; увидят и те, кто помещен по правую руку; увидят и те, кому уделено быть по левую руку, как написано: ‟воззрят на Того, Которого пронзили” (Зах. 12, 10; Ин. 19, 37). Если увидят Того, Которого пронзили, то увидят Его тело, которое проткнуло копье; но Слово не пронзить копьем. Итак, нечестивые смогут наблюдать то, что смогли изранить». Подобно и Ипполит Римский пишет: «Тогда приведут сына погибели, то есть дьявола, вместе с демонами и служителями его. Ангелы строгие и суровые низвергнут его в огонь неугасающий, к червю неумирающему, во тьму кромешную. Еврейский же народ увидит Христа в образе человеческом именно так, как Он явился к ним во плоти от Святой Девы и как они распяли Его. И покажет Он им язвы от гвоздей на руках и на ногах, и ребро Свое, пронзенное копьем, и голову, увенчанную тернием, и честной крест. И разом увидит весь еврейский народ, и будет рыдать и плакать подобно тому, как возглашает пророк: ‟воззрят на Того, Которого пронзили” (Зах. 12, 10; Ин. 19, 37). И не будет никого, кто оказал бы им помощь или милость, потому что они не покаялись и не отвратились от пути лукавого». То есть Христос явится в том самом Теле, в Котором Он и воскрес из мертвых, с сохранением ран и язв, с каковыми Он по Воскресении, дверями затворенными явился ученикам Своим, призывая апостола Фому словами: «подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20, 27).

Этим Телом Он ныне и ходатайствует за нас пред престолом Отца Небесного! Читаем: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2, 5). То есть после Вознесения Его на небо Бог Отец взирает на этот мир чрез раны Своего Сына Возлюбленного, в которых для нас источник Его прощения, милости и оправдания!

Деяния Страшного Суда

Но во Втором Своем Пришествии Господь Иисус Христос приходит в этот мир уже не спасать его, как во дни Первого Пришествия, но судить.

В Евангелии от Матфея читаем:

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую (Мф. 25, 31–33).

Размежевание между «овцами» и «козлищами» осуществляется уже в этой земной жизни, в зависимости от того, какую иерархию ценностей мы выстраиваем. Собственно, переоценка ценностных ориентиров в земной жизни и предопределяет нашу вечную будущность. И в разные периоды жизни человек выстраивает собственные приоритеты того, что для него наиболее важно, что второстепенно, а что и совершенно непозволительно.

Тонкой разновидностью монофизитской ереси является представление о том, что в день Страшного Суда будут рассматриваться вопросы только из области догматического и сравнительного богословия, сектоведения и канонического права ‒ и совершенно будут игнорироваться вопросы, связанные с нашим отношением к ближним и дальним. Собственно говоря, только они и будут рассматриваться на Страшном Суде, страшном для тех, кто неспособен выстраивать правильные отношения с другими людьми, как своими, так и «чужими»! Христианская религия и научает нас воспринимать любого человека, с которым мы соприкасаемся во дни земной жизни, как некое поручение от Бога и даже как Самого Бога...

Далее мы читаем в Евангелии от Матфея:

«Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 34–40).

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi