Цитата дня

Авва Диадох говорил: «как в бане часто отворяемые двери скоро выпускают жар вон, так и душа, если желает часто говорить, то хотя бы говорила и доброе, теряет собственную теплоту чрез дверь язычную. Хорошо благовременное молчание; - оно ничто иное есть, как мать мудрейших мыслей» (Древний Патерик)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Адамово изгнание

Протоиерей Андрей Ткачев

Я его чувствую, это изгнание, или это очередное сочетание благочестивых звуков? Не хочется быть похожим на одну чеховскую героиню, которая млела от церковных слов типа «понеже» или «аще убо», плохо понимая, что они означают.

Адамово изгнание – это вселенская катастрофа, случившаяся всего лишь с одним человеком и его женой, но имеющая прямое отношение ко всему живому. К людям – понятно. Ко всем людям. Всем вообще. Но и ко всему живому. «Потому что тварь (всё творение) покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо мы знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучается доныне» (Рим. 8: 20–22).

Вся тварь стенает. По-русски: всё творение стонет. Мы этот ежедневный стон слышим? Ведь нужно же слышать. И связывать нужно личное и общее страдание с той далекой точкой в истории, начиная с которой всё пошло не так.

Адам не понимал Рая, живя в нем. Так рыба не понимает воды, будучи со всех сторон окружена водою. Но пойманная крючком за губу и вытащенная на берег, рыба хватает ртом обжигающий воздух и понимает: привычная жизнь кончилась. Началось мучение. Наверное, то же самое понимал Адам, когда Рай вдруг оказался не вокруг него, а позади. Как он стыдился, плакал и трепетал, когда его, возможно взашей, выгоняли из первого дома и места блаженства! Какие вопли исторгались из груди жены, когда до нее всё глубже и неотвратимее доходил весь ужас произошедшего!

Рай теперь позади.

Изгнанный Адам вскоре повернется лицом к сладкому месту, из которого изгнан. Церковь так и изображает его нам – сидящим напротив Рая и плачущим. Но потом, когда Адам познает жену и даст ей имя, когда родятся дети и начнется освоение земли изгнания, потомство Адама разделится по этому признаку. Для одних Рай будет позади, а для других – перед глазами. Вторые будут ждать возвращения, первые махнут на потерю рукой. Разделение это существует даже до сей минуты.

***

Потомки Каина с завидной энергией стали осваивать землю. Они построили первый город, научились ковать медь и железо, изобрели музыкальные орудия. Всё это было гениально. И способы добычи огня, и изобретение охотничьего лука или земледельческого плуга, сооружение жилищ и шитье одежды… – всё это было делом острого ума, крепких рук и энергичного сердца. Но параллельно с созданием цивилизации углублялся и грех в человеке. Придуманный для рубки дров топор удобно превращался в оружие, и Ламех уже хвалится убийством. Тот же Ламех хвалится еще и многоженством. То есть вместе с техническим и материальным развитием развиваются жестокость и похоть. Со временем они покроют живущих на земле с головой, и Бог будет очищать творение водами потопа.

Дети Каина. Им не нужен Рай и Бог. Они сами себе – боги в собственных глазах. И еще у них есть рукотворный идол – цивилизация. Ей они поклоняются, ей служат и ею хвалятся. О том, как черствеют, озлобляются и развращаются люди по мере технического прогресса, нам должно быть известно не только из книг, но также из повседневного опыта. Дисбаланс между этикой и техникой – хронический недуг человечества. Машин все больше, совести все меньше. И фантастам уже давно грезится одно и то же. А именно: антропоморфный моллюск (бывший человек, сильно изменившийся в худшую сторону), окруженный сложной техникой, рушит и испепеляет всё вокруг себя и погибает сам.

Дети Сифа, которого Ева родила вместо убитого Авеля, имели веру и молитву. Они «призывали имя Господа». Они жили с детьми Каина рядом, по соседству, но до времени не смешивались. Образ жизни был другой. И их было меньше. Возможностей похвалиться внешними успехами у них либо не было вообще, либо было намного меньше. И это тоже узнаваемая черта человеческой жизни. Возможно, над ними смеялись успешные и гордые каиниты. Смеялись так же громко и раскатисто, как потом будут смеяться над чудаком Ноем, 120 лет строившим несуразную по виду коробку без руля и паруса под названием «ковчег».

***

Так люди массово забывают Рай и Бога. Так лихорадочной деятельностью своею люди зарываются всем существом в землю – то ли в поисках там находящихся сокровищ, то ли в бегстве от солнечного света. А ведь это было тогда, когда первый человек еще жил. Адам, словно живая книга, мог рассказывать каждому из детей, внуков, правнуков и так далее о жизни в Раю, о невыдержанном искушении, о проклятии змея и обещании спасения от «семени Жены». Его слова обладали силой достоверного свидетеля. Адам был чудным существом, венчающим всё творение. Он был человеком, которого не рождала женщина. Которого лично сотворил Сам Господь. Но всё же проповедь пренебреглась. Грех усилился. Земные дела заслонили Небо. Духовные вопросы утратили всякую актуальность.

Я повторю несколько последних предложений.

Проповедь пренебреглась. Грех усилился. Земные дела заслонили Небо. Духовные вопросы утратили всякую актуальность.

Угадайте с двух раз: я говорю о сегодняшнем дне или о людях перед Потопом?

***

В 1954 году У. Голдинг выпустил в свет книгу «Повелитель мух». По-еврейски это название звучит как «Баал зебуб», более известный русскому читателю из Святого Евангелия как Веельзевул. Мушиный король, Диавол, начальник всякой грязи.
Книга рассказывает о группе мальчишек, воспитанников элитного колледжа, которых занесла нелегкая на необитаемый остров. Там они стремительно растеряли все покровы цивилизованности и очутились в состоянии первых детей Адама. Одни, которых было меньше, сказали: «Давайте жечь костры на вершине горы, чтобы нас заметили и спасли». Другие полюбили новое место жизни, сплотились в стаю, выбрали вожака. Потом раскрасили лица цветной глиной, загнали и убили первую жертву – дикую свинью. Опьянев от крови и азарта охоты, устроили ритуальные пляски. Голову убитой свиньи воткнули на шест посреди острова как некий символ духа этих мест. Облепленная мухами свиная голова и станет «иконой» Веельзевула.

Голдинг показывает, как быстро – в считанные дни – люди возвращаются в библейскую праисторию и начинают вести себя как каиниты (большинство) или потомки Сифа (малый остаток). Причем показывает это на примере детей, у которых нет еще того тяжелого груза личной греховной грязи, который есть у взрослых.

Один из критиков романа так отозвался о нем: «Это сложная версия истории Каина – человека, который после того, как его сигнальный костер не сработал, убил брата своего». И далее: «Каин – не просто наш дальний родственник: он – современный человек, и его убийственные импульсы оснащены безграничной силой» (Д. Андерсон).

Это всего лишь одна литературная ассоциация с поднятой темой.

***

Напомню, что Каин – первенец Адама и Евы. А мы пытаемся говорить на тему: касается ли меня лично Адамово изгнание? Чувствую ли я масштаб этой трагедии? Наконец, заметно ли сердцу моему, оку моему, уху моему, что каинитов гораздо больше, чем детей Сифа, и что каинитам плевать на светлый Рай, на попытку вернуться в него покаянием, да если честно, и на Самого Вечного Бога?

У одних Рай за спиной, и нет желания оборачиваться. У других Рай перед глазами.

«Чертог Твой вижу, Спасе, украшенный. Но нет одежды, да войду в него». Так будет петь Церковь на Страстной. И еще сказано: «Покаяние – это трепет души перед воротами Рая».

Вроде так заоблачно и так далеко… Адам, Ева, змей, Рай. А всё про нас.

И в Христа, Нового Адама, не получится верить, если пренебречь тем, ветхим Адамом, от которого мы по плоти.

Да мы и не будем им пренебрегать. И обижаться не будем. Хоть он и нарожал нас в земле изгнания, но он же и учит к земле не прилепляться. Плакать о грехах учит и надеяться на Того, Кто, сойдя во Ад, перво-наперво нашел души праотца и праматери и извлек их из места печали в чудный Свой свет. Так на иконе «Сошествие во Ад» написано.

Источник: Сретенский монастырь

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi