Цитата дня

«Было нечто, как вероятно, и прежде сего мира; но сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование, как несоответствующее силам новообучаемых и младенцев разумом. Еще ранее бытия мира было некоторое состояние, приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец всяческих совершил создания - мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцательных тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобресть для них наименований. Они-то наполняют собою сущность невидимого мира, как научает нас Павел, говоря: Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начала ли, власти ли» (Василий Великий)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 Кто увидел Покров Пресвятой Богородицы, или Юродство в нашей жизни

Протоиерей Владимир Долгих

14 октября Православная Церковь отмечает всем нам хорошо знакомый и близкий праздник Покрова Пресвятой Богородицы. В канун торжества, хотелось бы поделиться некоторыми соображением относительно того, что мы, христиане, можем вынести для себя из событий более чем тысячелетней давности.

Для начала давайте вкратце вспомним, что же послужило причиной установления праздника. Ориентировочно в IX (по некоторым другим данным Х) веке, то ли русские, то ли сарацины осадили Константинополь.

Над столицей Византии, уже не в первый, да и не в последний раз, нависла угроза захвата. Благочестивые греки, научные опытом предшествующих поколений, собрались во Влахернском храме для общей молитвы, дабы испросить у Бога помощи в борьбе против очередных варваров. Эта помощь была явлена через Его Пречистую Матерь. Из всех молящихся, видение знамения, в котором Богородица распростерла свой Покров в знак защиты, сподобились лишь юродивый Андрей и его ученик Епифаний.

Давайте зададимся вопросом, почему все так произошло? Я имею в виду не осаду Константинополя, а почему из всех молящихся христиан радости видеть Богородицу удостоились лишь двое? Ответ, конечно же, очевиден – они подвижники, будущие святые. Но только вот подвиг святости этот совершенно уникален.

Сегодня мы привыкли, что юродивым называют всякого чудака или откровенно сумасшедшего. Но христианское понимание юродства носит совершенно парадоксальный характер, поэтому-то этот редкий подвиг довольно трудно как-то определить или классифицировать.

Русский литературовед, историк и философ Георгий Федотов в своем известном труде «Святые древней Руси», говоря о подвиге юродства, указывает на такие его характеристичные моменты как:

1. Аскетическое попрание тщеславия, всегда опасного для монашеской аскезы. В этом смысле юродство есть притворное безумие или безнравственность с целью поношения от людей.
2. Выявление противоречия между глубокой христианской правдой, поверхностным здравым смыслом и моральным законом с целью посмеяния миру (I Кор. I - IV).
3. Служение миру в своеобразной проповеди, которая совершается не словом и не делом, а силой Духа, духовной властью личности, нередко облеченной пророчеством.

Причем, «лишь первая и третья сторона юродства являются подвигом, служением, трудничеством, имеют духовно-практический смысл. Вторая служит непосредственным выражением религиозной потребности».

На Руси подвиг юродства был особо почитаем и во многом явился формой христианского подвижничества, отражающей национальный русский характер. Не смотря на это, Греческая Церковь чтит 6 юродивых, среди которых есть как раз блаженный Андрей (кстати, славянин по происхождению), о котором мы и говорили.

Можно сказать, что Спаситель был самым известным юродивым.

Давайте теперь обратимся к словам апостола Павла: «Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (1Кор 1,21). В приведенной цитате содержится та мысль, что с точки зрения мира, христианство является безумством, юродством своего рода. Продолжая эту мысль, можно сказать, что Спаситель был самым известным юродивым. Мы же, христиане, в своем стремлении подражать Христу также ставим себя в положение юродства по отношению к внешнему миру. Помните, как в словах песни Леонида Дербенёва:

Пусть этот мир
Вдаль летит сквозь столетия,
Но не всегда
По дороге мне с ним.

В общем, к чему эти рассуждения? Получается, что христиане – юродивые в отношении к миру, а юродивые – юродивые в отношении к христианам. Понятно, что приведенная мысль является достаточно условной, безусловным является лишь тот факт, что мы, однажды переступив порог храма, остались в нем, потому что пережили личную встречу с Богом. Какое-то время Он «нес нас на руках», потом нужно было «идти своими ногами». И вот здесь начинаются духовные проблемы. С каждым новым «шагом» делать следующий становится все сложнее и сложнее. Постепенно происходит привыкание к святыне, мы уже не чувствуем прежнего трепета и благоговения, а духовная жизнь замыкается в некое кольцо циклического выполнения молитвенных правил и походов в храм.

Совершенно иная ситуация была у блаженного Андрея. Взяв на себя подвиг юродства, терпя насмешки, побои, оскорбления, голод и жажду, стужу и зной, выпрашивая подаяния и тут же отдавая собранные средства другим нищим, он постоянно находился в состоянии прямолинейного движения к Христу. Его сердце всегда было открыто навстречу распростертым на Кресте рукам Спасителя. Потому-то, не смотря на благочестие христиан, окружавших его в храме, видения Богородицы сподобились лишь Андрей с учеником.

Ну, а нам с вами, подражая подвигу святых, необходимо постоянно искать новые средства и формы для самопонуждения, стараться делать чуть больше, чем мы привыкли. «Возлюби труд: он, в соединении с постом, молитвой и бдением, освободит тебя от всех скверн, – пишет преп. Антоний Великий, – телесный труд доставляет сердцу чистоту; чистота сердца служит причиной того, что душа приносит плод».

Вот как раз «плодов души» нам и не хватает. Собеседуя сами с собой, мы часто говорим, что усталость от рабочего дня, забота о семье и прочие труды нас объективно выматывают, а потому и поваляться на диване, посидеть за компьютером или сократить молитвенное правило, мы вроде как объективно можем себе позволить. По-человечески, так-то оно так, а вот по христиански…

И здесь, со словами поддержки и вдохновения, обращается к нам преп. Ефрем Сирин, который говорит, что горек конец всякой праздности, работая, ты может и изнеможешь, но впоследствии возвеселишься: «Не бойся труда и не говори: «Не изнемочь бы мне»; представляй лучше в уме, что все святые (трудами) и страданиями угождали Богу… Люби труды в это краткое время (жизни), чтобы покоиться вовеки… Будьте чадами послушания в трудах, чтобы стать отцами в упокоении».

Тяжек, конечно же, для нас бывает как труд физический, так и духовный, но важным является и само отношение к нему. Для этого святитель Иоанн Златоуст напоминает нам, что труд Господь на человека наложил не для наказания и мучения, но для вразумления и научения. Здесь же и святитель Игнатий (Брянчанинов) напоминает, что без труда «сердце не сокрушится, [а] молитва будет бессильной и неистинной».

Труд – это залог подлинного Боговидения, если не в этой жизни, то в вечности. Каждому, конечно, конкретных указаний «что же делать?» не составишь, но и «ходить по кругу» мы тоже не имеем права. Мы же с вами юродивые, так давайте будем юродивыми до конца.

Мы четко знаем куда идем и к чему стремимся, а потому, по слову преп. Макария Египетского: «Труды молитвы и поста и прочих дел нужно переносить с великим удовольствием и благой надеждой. Цветы же и плоды трудов признавать действиями духа».

Источник: spzh.news