Цитата дня

 Восход к вершине:простота, послушание, вера, надежда, служение, смирение, кротость, радость, любовь, молитва (Св. Макарий Великий)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Праведник-дед и мученик-внук
О священниках Феодосии Левицком и Николае Дорохольском

Алла Кисина

Праведный Феодосий БалтскийСкромный священник из уездного городка Балты Подольской губернии Феодосий Левицкий был известен в XIX в как блестящий проповедник и духовный писатель, аскет и молитвенник, покровитель странных и сирых, образец христианского смирения и праведности. Отец Феодосий был горячо любим паствой при жизни и благоговейно почитался после кончины.

В лике святых Феодосий Балтский был прославлен только в начале нынешнего века, и имя праведника пока еще мало известно за пределами Одесской епархии. Далеко не в каждой российской православной церкви можно приложиться к частице мощей или хотя бы иконе святого Феодосия.

Поэтому увидеть образ балтского чудотворца в американской православной церкви, рядом с иконой Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, согласитесь, было несколько неожиданно.

Икона балтского праведника была подарена церкви Святой Екатерины (Карлсбад, Калифорния) нашей прихожанкой Еленой Сергеевной Боровской, дружбой с которой я очень горжусь. Отец Феодосий доводится ей далеким предком по боковой линии. Незадолго до Пасхи 1913 года Лена нашла фотографию иконы праведного Феодосия на сайте Феодосиевского монастыря. У нее уже был небольшой опыт иконописца, но написание иконы – труд долгий и кропотливый, а подарок хотелось сделать к Светлому Празднику. И Лена решила просто распечатать фотографию иконы на ткани. Расшила образ серебряным бисером, бирюзой, кораллами, жемчугом и подарила нашему батюшке, отцу Андрею.

Для меня это была первая Пасха в карлсбадской церкви, на ней я и познакомилась с семьей Боровских. Эмигранты второй волны, американцы по паспорту и русские по воспитанию, Владимир и Елена всю жизнь собирали книги о Православии, русской культуре и истории. В библиотеке Боровских каждая книга чем-то замечательна, и вовсе не обязательно – годом издания или автографом. Так, среди старых и редких манускриптов занимают свое почетное место две скромные книжечки, изданные в начале нынешнего века в Одесской типографии малым тиражом на средства заказчиков: «История одной семьи» и «Мысли о душе».

Первая книга посвящена жертвам политических репрессий, судьбам тех, чье происхождение и воспитание изначально сделали их опасным и чуждым элементом для новой власти и революции. Семейная хроника стала маленьким отражением больших событий в истории страны. Книга написана детьми и внуками тех, кто попал в жернова красного, а затем сталинского террора. Упоминаются в «Истории одной семьи» и родственники Елены Боровской со стороны матери. Болгарские негоцианты Ангеловы переселились в Россию при Екатерине Первой, спасаясь от турецкого ига.

Отдельная глава отведена роду Дорохольских, породнившемуся с известной в Украине семьей священнослужителей Левицких в XIX в. В минувшем бурном и трагическом столетии самой яркой фигурой в семье, ее духовной опорой стал священник Николай Иосифович Дорохольский, внучатый племянник отца Феодосия. Его мать Евфросиния была урожденной Левицкой, бездетный отец Феодосий приходился ей родным дядей.

Во вторую книгу, уже полностью посвященную Дорохольским, вошли богословское эссе отца Николая «Мысли о душе», воспоминания внуков Николая Иосифовича об укладе жизни большой семьи и очерк о Феодосии Левицком, написанный Ниной Матвеенко, редактором и душой проекта по изданию обеих книг.

Два замечательных русских батюшки – отец Феодосий Левицкий и отец Николай Дорохольский. Дед и внук. Век XIX и век XX.

Оба служили в Свято-Николаевской церкви небольшого городка Балты, более 200 км к северу от Одессы. Городок этот был основан в XV веке как турецкий форпост, по своему многонациональному колориту не уступал самой Одессе, находился на перекрестке торговых путей, а зачастую и в центре исторических событий минувшего времени.

Отец Феодосий служил в Балте от рукоположения и до самой своей кончины в 1845 году. Отец Николай – до закрытия Свято-Николаевского храма в 1936 г.

Отец Феодосий был свидетелем «дней Александровых прекрасного начала» – первой робкой попытки чахлого русского либерализма от разговоров перейти к делу. Отец Николай избрал путь священника в годы пылкого увлечения либеральной России марксизмом, закончившегося двумя революциями и Гулагом.

Любая, даже самая яркая, самая невероятная жизнь легко укладывается в немудреную схему. Начало, середина, конец. Но... существует и глава четвертая. Рано или поздно каждый задает себе этот пушкинский вопрос: жизнь, зачем ты мне дана? Дар напрасный, дар случайный? Мертвый след, оставленный на памятном листке? Или все-таки бессмертная душа...

Начало

Отец Феодосий (11 янв.1791 г. – 9 марта 1845 г. по ст.стилю) родился в Малороссии, в селе Корытное, недалеко от Балты, в священнической семье отца Нестора и Иустины Левицких. В 12 лет способного мальчика определили на учебу в Каменец-Подольскую духовную семинарию.

Священство для Феодосия – сияющая высота духа. «Священник есть страж столь дорогого сокровища Божия, которое Сын Божий одною только кровию Своею мог Себе купить», – пишет он в семинарском дневнике, который озаглавил: «Живой опыт Провидения Божия о человеке»[1].

Вслед за Блезом Паскалем юный семинарист рассуждает о душе и бессмертии с точки зрения простого здравого смысла, или природного человеческого рассудка, по определению Паскаля: «Ежели Богу... из единой любви угодно было воззвать Себе из небытия разумную тварь... то свойственно ли, чтобы Бог сию толико возвеличенную тварь свою погружал паки в ничтожество? …прилично ли не только величеству Божию, но даже ...простому здравому смыслу созидать разумную тварь с тем, дабы ей почувствовать сладость бытия своего и вместе выставить пред глаза ея, что она рано или поздно должна оного лишиться...».

Первая же проповедь семинариста Левицкого имела необыкновенный успех. Слава молодого проповедника разнеслась по городу. «Вторую его проповедь пришли слушать Преосвященный Иоанникий, князь Куракин, несколько генералов, все чиновники Каменец-Подольска и пр.».

Левицкий даже наметил себе заранее место служения: «быть священником в Балтской Свято-Николаевской церкви».

Каменец-Подольская семинарияНо в последний год семинарии, а он был проведен большей частью в монастыре, Левицкий почувствовал, что его влечет иночество. Он оказался на распутье: кем быть, священником или монахом. И тут вмешалось само Провидение, в которое он пылко верил, воле которого и подчинился. В Каменец-Подольск прибыла вдова священника Балтской Свято-Николаевской церкви просить для своей молоденькой дочери достойного жениха. План, намеченный в дневнике, реализовался в жизни. По благословению архиепископа Подольского Иоанникия, к тому же и родственника невесты, в сентябре 1815 года Феодосий вступил в брак, а через месяц был рукоположен.

Но, видимо, земные радости были не для него. Впереди Феодосия поджидали поистине библейские испытания. Вскоре скончался его отец, а в 1818 году молодой священник, не успев ни понять, ни насладиться прелестью семейного счастья, потерял и жену и новорожденного сына. Следом ушла в мир иной и мать Феодосия.
Такие испытания, в таком юном возрасте, могли сломать, привести в отчаяние почти любого. Но книга Иова всегда была одной из любимых у Феодосия. Земные потери были восприняты им как Божия воля, может быть, даже милость. Бренность этого мира, близость Страшного Суда и откровения Царствия Божия на земле стали главною идеей его жизни, главной мыслью всех его проповедей, духовных трактатов и посланий.

Отец Николай (15 ноября 1871 г. ст. стиля – ноябрь 1937 г. по нов. стилю) родился в Подольской губернии, в семье дворянина Иосифа Доорохольского (до революции фамилия писалась через два о). Родителей своих мальчик потерял в еще более нежном возрасте, чем отец Феодосий. Мать умерла, когда Коленьке было 7 лет, а в 11 он лишился отца.

Николай Доорохольский закончил ту же самую Каменец-Подольскую семинарию, что и отец Феодосий. В 1896 году он познакомился с младшей дочерью приходского священника Луки Багоцкого, Глафирой. После кончины отца Луки приход нуждался в новом батюшке. И матушка Ксения решает выдать дочку за приглянувшегося той выпускника Подольской семинарии. В том же году Николай Доорохольский был рукоположен в сан священника села Ободовка Подольской губернии. Так история женитьбы Феодосия Левицкого повторяется почти дословно в судьбе его внука. Только этому браку суждено было длиться долго, пройти и через годы безоблачного счастья, и сквозь череду испытаний.