Цитата дня

«Осуждай дурное дело, а самого делающего не осуждай. Если осуждаешь ближнего, учит преп. Антиох, то вместе с ним и ты осуждаешься в том же, в чем его осуждаешь. Судить или осуждать не нам надлежит, но единому Богу и Великому Судье, ведущему сердца наши и сокровенные страсти естества (Ант. 49)» (Преп. Серафим Саровский)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

«Жил с людьми и пытался стать как они». Как живут долгосрочные миссионеры

Монахиня Нектария (Мак-Лиз). Перевод статьи журнала «Дорога в Эммаус» Юлии Зубковой специально для портала «Православие и мир»

Больше десяти лет отец Лука и матушка Фейс Веронис служили миссионерами в Албании под духовным руководством архиепископа Анастасия (Яннулатоса), при этом отец Лука руководил Свято-Воскресенской Богословской Семинарией в Дурресе. Семья Веронис сейчас вернулась в США, где о.Лука является настоятелем храма святых Константина и Елены (Греческая Православная Церковь) в Вебстере, Массачусетс и адъюнкт-профессором миссиологии Греческой Православной Богословской школы Святого Креста и Свято-Владимирской Семинарии. Далее отец Лука предлагает вдохновляющий отчет о жизни в условиях миссии, и о том, чего это стоит  — быть  долгосрочным миссионером.

О.Лука, что требуется, чтобы стать хорошим миссионером?

Нечто очевидное, но самое важное – и это любовь. Однажды я говорил со старым греческим монахом, о.Антонием, из монастыря св.Иоанна Предтечи в Кареасе, возле Афин. Монастырь в Кареасе более двадцати лет посылал монахинь на миссионерское служение, и когда он приехал в Албанию, я попросил его: «Посоветуйте мне, как стать хорошим миссионером. Что я могу узнать от вас?» Он ответил: «Если ты будешь помнить следующее, у тебя пойдет все хорошо. Делай все с любовью, для любви и любовью. Если ты это исполнишь, ты станешь великим миссионером». Это звучит просто, но является самым главным для истинного миссионера. Все, что вы делаете, когда пытаетесь  приспособиться к культуре, всячески стараетесь выучить язык, или стремитесь понять людей, все это вы делаете из любви к ним.

Самое первое, что должен сделать миссионер – это выучить язык,  как бы трудно это ни было.  Это знак любви к людям, знак того, что вы уважаете их культуру, и это уважение необходимо демонстрировать, прежде чем вы скажете что-либо о Евангелии. Его Блаженство, архиепископ Албании Анастасий  говорит, что когда вы въезжаете в страну, следует придерживаться всего, что есть хорошего в их культуре, даже если вы привыкли что-то делать по другому.

Необходимо отвергать все, что совершенно несовместимо с Евангелием, но есть множество вещей, которые могут быть «крещены» и наполнены новым смыслом.  Также вам необходимо начинать миссию с крайним смирением. Вам не нужно «спасать» этих людей, вы пришли даже не для того, чтобы просто учить. Прежде всего вы должны быть посланником любви Божией, свидетельствовать о Его любви конкретными делами. Акцент должен быть следующим: «Я нахожусь в путешествии – можно я покажу вам, куда я иду, и, если вам интересно – составьте мне компанию в этом путешествии. Часть пути я буду показывать дорогу, но настанет  время, когда истинные христиане поведут меня, я научусь от них, даже в том, что касается духовной жизни. Мы берем друг друга за руки и идем по направлению к Царству Божию». Это очень важно, потому что я часто вижу западных миссионеров, которые отличаются крайним высокомерием, незнакомы с культурой, в которую они входят, и не стремятся что-либо о ней узнать.

Они высокомерно мнят, что возвещают Евангелие в первый раз, как будто бы они спасители. Они забывают, что Иисус Христос есть Спаситель, а мы просто его посланники.  Мы всегда должны помнить, что мы все еще работаем над свои спасением, но  можем пригласить с собой других пройти этот путь вместе.  Архиепископ Анастасий дает великолепный пример, когда пишет о себе: «Я всего лишь свеча, зажженная перед иконой. Я сияю, чтобы люди могли видеть икону. Однажды моя свеча погаснет. Когда моя свеча  догорит, придет кто-то другой и его свет будет сиять перед иконой. Здесь важна икона, а не свет свечи».

Я предлагаю новым миссионерам проводить первый год  в изучении языка, культуры, обычаев людей, не концентрируясь на проповеди Евангелия. Конечно же, в первую очередь, вы проповедуете своей жизнью. Франциск Ассизский некогда сказал «проповедуй Евангелие всегда, и, если это необходимо, используй слова». Сосредоточив внимание на языке, культуре и личностях, вы покажете, что вас они интересуют как люди, а не как новообращенные.

В вашей книге «Миссионеры, монахи и мученики»[1] вы упоминали и о св. Макарии (Глухареве) Алтайском, который являлся отличным примером проповеди Евангелия жизнью.  Он уехал в дальнюю область Сибири, где учил в деревнях, в одной деревне за другой, и все безуспешно. После многих лет бесплодных трудов он уехал, и вернулся, чтобы служить по другому – активной помощью и гомеопатическими лекарствами, и просто предлагая помощь.  Только тогда евангельское благовестие было услышано.

Пример св. Макария ставит перед всеми миссионерами непростой вопрос: «Что такое успех?».  В частности, на Западе, где мы так чувствительны к количеству, мы стремимся показать, что массы людей ходят в церковь. В некоторых случаях это так и есть.  В Тиране, столице Албании  20 000 – 30 000 человек собираются на главном проспекте на богослужение в Пасхальную ночь, чтобы услышать проповедь архиепископа и спеть «Христос Воскресе». Это может выглядеть как огромный успех, но не стоит обманываться цифрами.  Есть и другие миссионеры, которые боролись, как св.Макарий, которые работали в мусульманских странах и других трудных обществах, у них была всего лишь горстка людей, пришедших ко Христу. Разве они не успешны? Конечно это не так. Разве они не принесли плода? Напротив. Они верны Господу, и именно верность Богу является определяющим фактором успеха, а не цифры. Наша работа – быть верными, насколько это возможно, представляя чистое, подлинное свидетельство Его любви.

Еще одним аспектом, крайне важным для миссионера в его работе, является максимальное отождествление с людьми, жизнь на уровне местных людей. Конечно, это не всегда возможно. Мы, люди Запада, можем отказаться от многих удобств и вести жизнь гораздо менее комфортную, чем у нас на родине, но все равно мы будем жить лучше, чем они. Мы должны бороться с этим, и нам придется жить в конфликте между целью и возможностями, что требует наша вера во многих других отношениях.  Постоянные усилия и рост – вот решение этой проблемы.

Я вспоминаю, как я спросил архиепископа Анастасия, что он считает своим наибольшим вкладом в  поле миссии – а мы знаем, что он внес значительный вклад как церковный деятель, иерарх, профессор университета в Афинах, миссиолог и миссионер.  Размышляя о своих достижениях, он сказал: «Я чувствую, что сделал самое большее, находясь в Африке и в Албании, когда я жил с людьми и пытался стать как они».

В Африке он путешествовал в самые отдаленные, малообеспеченные общины, посещая и ободряя людей.

В Албании он летал на вертолете в самые недоступные деревни высоко в горах. Он старается быть ближе к своим пасомым, и всегда чувствует себя непринужденно с каждым. Что еще важнее, люди также чувствуют себя с ним непринужденно, так как видят в нем человека, который любит их и подобен им.

Когда в Албании в 1977 началась анархия, армейские складские помещения были взломаны, и анархисты украли пулеметы и личное оружие.  Можно было купить на улице автомат Калашникова за пять долларов, и  маленькие дети стреляли из «калашниковых» в воздух под окнами моей квартиры и по всему городу.  В стране царила полная анархия, и посольства эвакуировали своих граждан. Уехали почти все иностранцы. Хотя архиепископ – грек,  и мог быть эвакуирован  посольством Греции, эта мысль даже не пришла ему в голову. Он был архиепископом, и должен был оставаться со своими людьми. Я также остался, с небольшим количеством других миссионеров. Мы недоумевали, как нам защитить архиепископа, если вооруженные бандиты ворвутся в епархию архиепископа, и были уверены, что так оно и случится. Однажды мы наблюдали, как десяток вооруженных людей в масках ворвались и ограбили магазин электроники через дорогу.  Мы ожидали, что подобное случится и с нами.

Люди часто спрашивают, думали ли мы о том, чтобы уехать с теми, кто был эвакуирован?   Если честно – нет.  Мы понимали, какой ужасный смысл заключался бы в этом поступке.  Люди бы думали: «Посмотрите на этих миссионеров. При первом знаке опасности, они покидают нас». Мы должны были показать им, что мы останемся с ними даже в опасности, посреди анархии и хаоса.  Мы с ними были едины, и любовь Божия не знает границ.  Мы никогда не сможем полностью уподобиться местным жителям, но мы должны показать им, насколько это возможно: «Мы с вами!».