Цитата дня

«Глаз видит видимое, а ум постигает невидимое. Боголюбивый ум есть свет души. У кого ум боголюбив, тот просвещен сердцем и своим умом зрит Бога» (Антоний Великий)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Жизнь, измененная иконой
Исаак Клиффорд Гарднер о своем пути из протестантизма в Православие

23 октября 787 года в Константинополе закончил работу VII Вселенский Собор, важнейшим деянием которого стало установление порядка почитания икон. В определении Собора говорилось: чем чаще через изображение на иконах Спаситель, Матерь Божия, святые и преподобные мужи «бывают видимы, тем более взирающие на них побуждаются к воспоминанию о самих первообразах и к любви к ним». Чудес, явленных через иконы, не счесть, и они многообразны: исцеления, защита, спасение от недругов и в несчастьях, указание будущего, предостережение… Но, пожалуй, всегда самым большим чудом будет обретение веры. Публикуемая ниже беседа – об этом. И словно во исполнение тех слов, что сказаны были отцами Собора, победившего иконоборчество: взирающие на иконы побуждаются к любви к изображенным на них. Обращение из протестантства в Православие символически повторяет поворот от иконоборчества к иконопочитанию. И икона Божией Матери привела на этот путь целую семью.

***
С Клиффордом (в крещении Исааком) Гарднером, старшим управляющим отделением нефрологии Главного госпиталя Массачусетса (США) и участником ряда гуманитарных миссий поддержки беженцев на Ближнем Востоке, мы познакомились в церкви Воскресения Христова в Бостоне на лекции, прочитанной Исааком и его женой Мэрилин, об участии в миссиях и положении беженцев в Сирии, Ираке и Турции. Позже мы встретились в кафе неподалеку от церкви, где и состоялась наша беседа.

– Исаак, расскажите немного о себе, о вашей семье.

– Я вырос в протестантской семье, которая была членом общины Южной баптистской конвенции. У меня четверо братьев. Мой отец служил в армии США, был военным летчиком, и потому мы нередко меняли место жительства. Но где бы ни оказывались мои родители, даже если это Пуэрто-Рико, где я родился, или Германия, где я провел свое отрочество, они всегда находили южно-баптистскую церковь.

В детстве я жил в Майами – моя мать родом оттуда, и позже, когда отец вышел на пенсию, мы поселились там же. В Майами я заканчивал старшие классы школы. В это время я почувствовал призвание к миссии. Хотел быть протестантским миссионером в Индонезии и заниматься переводом Библии.

Я поступил в известную духовную школу в Чикаго – Библейский институт Д. Муди. Изучал библейское богословие и греческий язык. В институте я впервые встретил людей из мусульманского мира. Меня заинтересовал Восток. Позже я поступил в Иллинойский университет в Чикаго, где изучал лингвистику, арабский язык, историю мусульманского мира. Тогда же я встретился со своей будущей женой Мэрилин. Она выросла в Пакистане, где ее родители более 35 лет были баптистскими миссионерами, а теперь училась в школе медицинских сестер в Чикаго.

Поженившись, мы отправились в Пакистан, который для Мэрилин был родным; позже, в 1989 году, переехали в Египет, где прожили семь лет.

– А когда вы познакомились с Православием?

– Это случилось как раз в Египте. Раньше мне не приходилось встречаться с православными. В Египте я работал учителем английского языка, одна из моих коллег исповедовала восточное христианство – была членом общины Коптской церкви. Копты – удивительные люди, очень религиозные. Их вера произвела на меня большое впечатление. Моя коллега часто постилась. Она говорила, что на пост приходится более 200 дней в году, и хотя смысл таких ограничений мне был непонятен, это вызывало уважение. Вера коптов очень крепка. А еще поражало, что прихожане-копты периодически посещают монастыри, чтобы получить у монахов совет или духовное наставление.

– Вас не заинтересовали монастырская жизнь и монашество, ведь в протестантизме нет такого опыта?

– Конечно, мне всё это было интересно. Я посещал монахов в Нитрийской пустыне и в Скиту. Однажды со студентами мы встретились с коптским патриархом Шенудой III.

Монах в монастыре Дейр-аль-Суриан сказал мне: «Ты еще не знаешь этого, но ты уже православный»

Каждое посещение монастырей трогало меня до глубины души – так сильна вера монахов! Мне вспоминается один из них из монастыря Дейр-аль-Суриан. Тот монах сказал мне: «Ты еще не знаешь этого, но ты уже православный».

Помню, как меня поражало богослужение, литургия, иконы. Копты верят, что святость сияет в глазах святых, и поэтому на их иконах у всех большие глаза. Много раз я посещал один из древнейших храмов Абу Серга – он построен в I веке над пещерой, в которой укрывалось Святое Семейство. До сих пор это действующий храм.

– Вам не хотелось этими новыми впечатлениями и знаниями поделиться с теми, кто, может быть, даже и не слышал о Православии, с вашими соотечественниками и единоверцами?

– Очень хотелось. И я организовал для учащихся за рубежом американских протестантских студентов особую программу. Мы встречались с коптскими священниками и монахами, и это был вызов для протестантизма. Студенты, общаясь с этими глубоко духовными людьми, видели, как горяча их вера, и часто им было трудно вместить такую веру в евангелическо-протестантские рамки. Случался и кризис веры у некоторых.

Со студентами мы ездили в Израиль и Палестину, где я впервые встретил православных других деноминаций – греков, русских, армян. Я считал тогда, что они православные, потому что родились русскими, греками или коптами. И поскольку я родом с американского Юга и потому принадлежал к Южно-Баптистской церкви, я и не думал даже, что могу принять Православие, потому что считал: нужно обязательно родиться в православной семье.