Цитата дня

«Душа, которая любит Бога, в Боге и в Нем одном имеет себе упокоение... На всех путях, какими ходят люди в мире, не обретают они мира, пока не приблизятся к надежде на Бога» (прп. Исаак Сирин)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Запоздалая исповедь
Константин Церцвадзе

Сын Мой и Бог Мой, Жизнь Моя и Надежда Моя угасла на кресте, Радость Моя и Свет Мой сошел во гроб. Сын Мой и Господь Мой, свет очей Моих, сладчайший Мой Иисус, радость Моя, весна Моя, солнце Мое закатилось…

Плач Пресвятой Богородицы…

В эти слёзы вместились все нежные материнские чувства, а главное – тайна всегда любящего сердца матери. Тайна, которую ни один человек не сможет раскрыть до конца, и постиг ее только Божественный Сын – Сладчайший Иисус перед Своей Матерью – Богородицею.

Для любой матери ее дитя остается ребенком, в каком бы возрасте оно ни было. Она – в вечном старании уберечь своих детей от несчастий, и как же она страдает, когда ей приходится отпускать их во взрослую, самостоятельную жизнь. Кто знает, во сколько раз увеличивается это страдание, когда дети не оценивают ту любовь и нежность, носителями которых являются наши земные ангелы-хранители – наши мамы…

Сила материнской любви – это божественный, неугасимый свет, который освещает весь мир. О невероятной силе любви матери к своему ребенку, о том, как можно совершить непоправимую ошибку и всё же найти утешение, о том, как стираются границы между годами, когда дело касается настоящей, преданной и жертвенной материнской любви – исповедь сына.

***

И как же она не хотела отпускать меня в тот день.

Не забуду того проклятого дня, когда умер мой отец… Стояла моя мама в церкви и над гробом слезно возносила молитвы к Господу, а мне было смешно… Смеялся я и мысленно говорил отцу своему: «Где же, где же, отец, твой исцелитель – Господь? Почему не призываешь его и не встанешь из гроба?! Бог? Где Он? Где Он? Всё это чушь… И ты сойдешь в могилу, как другие… Мы все в одинаковую могилу сойдем! Когда-нибудь нас всех туда спустят…»

На миг мне почудилось, что я вижу улыбающегося отца, который говорит мне: «Я живой, чадо мое… Это ты мертв, среди живых! Молись… Молись…»

Мне стало смешно… Мертвецы не говорят.

С тех пор я домой не возвращался! Не нужны были мне материнские ласки и проповеди! Я же взрослый, – думал я, какое там «МОЙ ЛЮБИМЫЙ СЫНОЧЕК»… Я хотел избавиться от всего этого. Мне нужна была свобода… Свобода и независимость!

Так я стал пить и бродить по улицам нашего города. Я был счастлив, что наконец-то стал свободным человеком. Приобрел я многих друзей, которые очень скоро канули в Лету, а теперь… Даже имен их не вспомнить… В городе их знали как «алкаш», «спиртной», «попрошайка»…

Постепенно я привыкал к такому бытию, как вдруг я встретил своего друга детства. Мигом стерлись все образы вокруг меня, и мне невольно вспомнились те светлые дни, когда мы с ним играли во дворе, и моя мама звала нас: «Ребятишки, ну-ка быстренько подойдите, я что-то для вас испекла». Вспоминались мне все радостные дни, которые я не смог оценить.

Подошел ко мне мой друг и посмотрел мне в глаза, а я сгорал от стыда. Словно вкопанный, стоял и смотрел я на него, и лишь тогда, когда мои глаза наполнялись слезами, я закрывал их и видел лицо своей мамы. Лицо, которое было добрее и теплее всех лиц на свете…

Я набрался сил и вымолвил: «Как, как она? Как ма-ма…» В ответ я услышал слова, которые потрясли меня и отрезвили мою загрязненную грехами душу. «Она… Она не могла свыкнуться с тем, что ты оставил ее одну. Ждала тебя и каждый вечер выходила, стояла перед домом и смотрела на дорогу, ожидая тебя.

Однажды она не смогла до конца пройти путь от дома до дороги… Попросила лишь об одном… Подвинуть ее кровать к окну, и мы, конечно, помогли. С тех пор она уже не может ходить и смотрит на дорогу. В ее бедном взоре застыли печаль, тоска, любовь, отчаяние и, главное, ожидание…

Ждет она, не теряя надежды…»

– И как же она сейчас? – еле вымолвил я.

– Плохо… Когда я видел ее в последний раз, ей показалось, что я – это ты, и она промолвила: «Сыночек, я знала, что ты придешь… Обними меня… Мой маленький…»

Так мой друг рассказывал мне о моей оскорбленной мною мамочке, и слёзы ручьем лились из моих глаз. Тем же вечером я стал собираться домой, с великой надеждой, что застану последнее дыхание своей «заброшенной» мамочки, что смогу хотя бы раз увидеть ее добрые и теперь уж уставшие от ожидания и одиночества глаза, упасть перед ней на колени и попросить прощения…

Я еле добрался до своей деревни и только тогда почувствовал облегчение. По дороге домой я проезжал мимо кладбища, где был похоронен мой отец, и увидел стоящий на его могиле деревянный крест… Я подошел к могиле и встал на колени…

– Папа… Папа… Прости меня за всё… Ты жив… Ты воистину жив, а я мертвец среди живых! Помоги мне! Помоги! Я всё сделаю, чтобы мама почувствовала облегчение! Я не буду пить! Никуда не уеду! Стану послушным и смиренным, – говорил я, как маленький ребенок, и оправдывался перед своим отцом!

Вдруг плавающая в облаках луна осветила кладбище, и на миг мой взор обратился к небольшой горке земли, находящейся рядом с могилой отца… Это была свежая могила моей матери… Невозможно описать словами те чувства, которые овладели тогда мною… Я выл… Только всё это уже было поздно…

Какими только словами я не просил у Бога вернуть маму хоть на одно мгновение… Я умолял маму встать и обнять меня крепко, но ведь и вы понимаете, что невозможно воскресить покойника смертному, тем более, такому грешному человеку, как я!

Плакал я горько, и мне было очень стыдно перед своими родителями. Находясь в полной апатии, я думал, что это – конец… Находясь в бессознательном состоянии, я вернулся домой и лег на кровать своей мамочки… Я крепко прижимал к сердцу ее фото и плакал громко-громко… Я потерял сознание, и мне приснилось, что она подошла ко мне, крепко обняла и сладким голосом промолвила: «Я тебя прощаю, мой маленький мальчуган! Спасибо тебе, что ты пришел! Не отчаивайся, живи во Христе и молись!»

Открыв глаза, я почувствовал надежду и утешение, но меня поразило сердце милой моей мамочки, любящее до конца… Подавленная моим поведением, оставленная одна, перед лицом одиночества и смерти, она всё же простила меня и наставляла на путь истины!

Проходят дни, месяцы, годы… С каждым днем я убеждаюсь, что родительская любовь вечна, она не исчезает… В детстве по ночам мы с мамой любили смотреть на небо, и каждый раз при виде звезд меня переполняло чувство восторга, я хотел кричать громко-громко: «Мама, обними меня… Моя любимая мамка».

Хоть я и знаю ответ, но до сих пор задаюсь риторическим вопросом: «Куда исчезло всё это?» Как же хочется вместе с ней еще разок поднять голову к небесам. Хоть и не испытываю я уже того восторга – это вовсе не значит, что звезды перестали сиять. Где-то они сияют и сейчас…

Точно так бывает и с любовью. С любовью материнской. Мы перестаем ее чувствовать, и думаем, что ее нет, что она прошла. Не всегда ее видно, не всегда мы ее видим, но она есть! Она не перестает согревать и оберегать…

Так же, как нежный луч утреннего солнца согревает и возвращает к жизни изнуренный в холодной бездне ночи маленький цветок фиалки, так и материнская любовь согревает наши души, какими бы огрубевшими и опустошенными они ни были!

Много бы отдал я теперь, чтобы хоть на миг вернуться в детство, издалека взглянуть на мою всегда веселую маму, услышать ее сладкий голос и наполненные любовью слова: «Ребятишки, ну-ка давайте, быстро идите сюда, я что-то вкусненькое для вас испекла…»

Источник: Правмир