Цитата дня

Насильное обучение не может быть твердым, но то, что с радостью и весельем входит, крепко западает в души внимающим (Василий Великий)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Вера без логики: инструкция по эксплуатации

Дмитрий Забелин

«Как же здóрово, когда есть Кто-то, к Кому можно подойти, положить голову на колени и откровенно рассказать о том, что тебя мучит. Довериться. И Он, скорее всего, не разрешит твоих проблем и не даст указаний. Он просто возьмёт их на Себя, как когда-то взвалил на Себя крест. Слёзы на лице постепенно высохнут. И появятся силы жить дальше...» Кому, как и во что мы верим? Остановимся, чтобы разобраться.

Трудно быть богом

Странная это книга — Ветхий Завет. Страшны, противоречивы и непонятны его истории. Единственный праведник, спасшийся после потопа, напивается пьяным до неприличия. Дряхлый старик готов принести в жертву своего первенца — любимого сына, данного ему на закате старческого уныния и бесплодия. Младший брат обманывает старшего и с помощью матери обманом похищает первородство. Один из самых чистых людей на земле соглашается с тем, что его жена превращена в соляной столб, и совершает кровосмешение с собственными дочерьми. Воспитанник египетских фараонов насылает на своих воспитателей ужасные бедствия и напоследок топит войско фараона в Красном море. Бывший пастух, вдруг ставший царём, верёвкой измеряет количество пленников, которых нужно без жалости умертвить, между делом соблазняет жену своего слуги и убивает её мужа. Самый мудрый из живших на земле, до сих пор поражающий остротой своего ума, поддавшись очарованию женских прелестей, теряет разум и вместе с ним — годы жизни и своё заботливо и премудро устроенное царство...

Продолжать перечислять можно до того момента, когда в результате всех этих убийств и выживаний, измен и верности, подлостей и благородства, кровосмешений и целомудрия, отступлений и возвращений родилась в итоге Дева неземной, невероятной, необыкновенной чистоты, от Которой смог воплотиться Тот, Кто принёс миру Спасение. Её Рождество придало смысл всем противоречиям и жестокостям Ветхого Завета. Её согласие и доверие Богу сделали возможным спасение всех, кто до этого уходил в безнадёжную пустоту.

Ветхий Завет полон обещаний. Это история людей, которые не выдерживали ожидания и пытались стать богами без Бога. Новый Завет — история о том, как Бог к ним пришёл и дал им, а вместе с ними и нам, такую возможность. И оправдал тех, кто пытался делать это всё до Него.

Самая страшная книга
Самая страшная книга Библии — всё же не Апокалипсис. Конечно, его мистические ужасы смутили не одно поколение неподготовленных умов. И откровение апостола Иоанна — пожалуй, единственная книга Священного Писания, которую не читают в храмах во время богослужения: слишком многие соблазняются идеей использовать её в своих духовных заблуждениях. Недаром она стоит в самом конце: читать её, опустив всю остальную историю отношений Бога и человека, — неумно и опасно. История большинства жутчайших сект — как раз история неправильного прочтения Апокалипсиса. Но ведь именно он после всех страшных своих пророчеств заканчивается надеждой и призывом: «Ей, гряди, Господи Иисусе!». А до этого, в Евангелии, Спаситель терпеливо и настойчиво, как маленьким детям, постоянно твердит людям: не бойтесь! Бояться нужно не смерти тела, которое воскреснет, а смерти души, которую уже ничто не оживит.

И в этом смысле самая, быть может, печальная книга Библии — это Екклесиаст. Исповедь человека, который из глубин данной ему Богом мудрости решил испытать всё, что только есть в этом мире приятного. И испытал. И пришёл к тому, что такая жизнь человека и жизнь обычного скота ничем не отличаются. Пасётся и тот, и другой до поры — пока не станет прахом земным.

Уныние уничтожает надежду. Отсутствие надежды убивает веру. Без веры умирает любовь. А без любви, веры и надежды остаётся только намыленная ставрогинская верёвка и дуля лакея Смердякова. Остаётся только послушать своих многочисленных жён и поклониться вместо Бога идолу. Если вера умирает — какая, в сущности, разница, кому кланяться?

Много всего содержит Екклесиаст, он же Проповедник: наставления молодым и старым, советы, размышления, рекомендации. Они просты, мудры и изложены изящным слогом. Они на самом деле — как песни. Но в памяти остаётся только припев: всё суета сует. Суета сует и томление духа...

Так бы и остались они в истории литературы и истории человечества как гимн унынию. Прекрасный гимн унылого декаданса, в который играют все, даже самые мудрые и лучшие люди на земле. Но нежданно случилось ожидаемое. В мир пришёл Тот, Кто наполнил Ветхий Завет смыслом и оправдал всё множество его жестокостей.

Ветхий человек сопротивлялся. Сопротивлялся до того, что убил Пришедшего. А Он взял и воскрес. Потому что любил. Потому что верил в человека и верил людям. Люди Его не приняли и убили. А Он за это подарил им надежду. Надежду на любовь, которая побеждает смерть.

Любить — значит... брать
Вера в Бога — это вера в то, что Он есть. С этим у большинства людей редко возникают проблемы. Кто-то верит, что «что-то там такое есть». Другие верят в «Бога в душé». Есть те, которые верят в то, что они не верят, и делают своим богом своё неверие. Это отрицание — что оно, как не свидетельство потребности в Нём?

В Бога верит сатана. Верят падшие духи. Верят и не сомневаются, верят и трепещут. Принятие очевидного факта не делает отношения исключительными. Но ведь отношения человека и Бога именно исключительные: Бог приходит и умирает за человека. Почему? Наверное, потому, что одной веры мало. Без дел она мертва, а без любви — хуже неверия. Вера без любви — проклятие.

Вера Богу — это пусть наивная, но оттого не менее реальная вера в то, что Он знает о моём существовании и никогда меня не предаст и не бросит. Меня — такого, по сути, маленького, обыкновенного и ничего великого не совершившего.

Как же здóрово, когда есть Кто-то, к Кому можно подойти, положить голову на колени и откровенно рассказать о том, что тебя мучит. Довериться. И Он, скорее всего, не разрешит твоих проблем и не даст указаний. Он просто возьмёт их на Себя, как когда-то взвалил на Себя крест. Слёзы на лице постепенно высохнут. И появятся силы жить дальше. Разве не в этом суть религиозных надежд и ожиданий всех живших на земле? Начиная от тех, кто рисовал зверушек на стенах пещер, и вплоть до покланяющихся рублёвской «Троице». Люди просили богатства, власти, бессмертия, удачной охоты. Но, по сути, они лишь хотели избавиться от пустоты одиночества. Хотели верить кому-то.

Вера — значит поверить и довериться. А это возможно только с тем, кого любишь. Взаимное настоящее чувство даже со стороны выглядит как какое-то таинство, в присутствии которого хочется замедлить шаг и, боясь помешать, тихо отойти в сторону.

Если человек верит Богу, то кому верит Бог? Нам, людям. Бог, Творец всего сущего, верит нам, Своим созданиям. Это чувство истинное и настоящее. Он верит, потому что умеет любить. Любовь — это ведь не только когда тебе что-то дают, а ещё когда что-то берут у тебя. Что-то доброе и хорошее, что в тебе разглядели.

Спаситель как обычный человек плакал, узнав о смерти друга. Любовался цветами и наблюдал за животными, искренне удивляясь им. Был ласков с детьми. Лучшие, добрые проявления человеческой природы не были Ему чужды. Он принял их от нас и жил ими. Потому что любил. Потому что нам верил.

И верит.

babochki

Источник: otrok-ua