Цитата дня

Божественная литургия есть великий чудный дар; ангелы Божии завидуют нам, людям, которым даровано счастье – вкушать Божественные тело и кровь. Одна у нас должна быть скорбь – та, что мы не приобщились этой пищи. Действия этого таинства совершается не человеческою силою. (Свт.Иоанн Златоуст)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 Запой гласом радости

Архимандрит Андрей (Конанос)

Какой сегодня прекрасный день! Каждый день в нашей жизни – великий дар Божий. Я знаю, что у тебя много проблем, знаю, что сейчас, когда я заявляю, что этот день прекрасен, ты, может, собираешься ложиться на обследование, узнал о неприятных результатах, у тебя проблемы с ребенком, финансовые трудности.

Но, невзирая на это, зная об этих проблемах, мы всё же утверждаем и верим, что во всем сокрыт премудрый план, что существует Божия любовь, которая бдит над нашей жизнью, покрывает нас, и всё, что происходит, – к лучшему. Иными словами, Бог сделал так, чтобы всё служило нашему духовному возрастанию и освящению жизни, помогало нам восставать духовно, подниматься, созревать, крепнуть. Иначе не бывает.

Конечно, мы пройдем через много трудностей, но, несмотря на это, в жизни есть красота, потому что всё, что тебя терзает, и ты бьешь себя в грудь, страдаешь и плачешь, – увидишь, что наступит момент, когда ты возрадуешься и, оглянувшись назад, на прожитое, поймешь, что самыми важными моментами, сделавшими тебя сильным и придавшими тебе мудрость, здоровье, силу и зрелость, были вот именно эти тяжелые моменты. Именно они заставили тебя задуматься.

Когда всё идет гладко, никто не задумывается, чтобы сказать себе: «Сегодня у меня всё прекрасно, я в отличном здравии. А почему это я так здоров? Боже мой, что Ты хочешь сказать мне этим здоровьем, которое даровал мне до сих пор? Может, Ты хочешь, чтобы я Тебя возблагодарил? Прославил? Боже мой, я вот сижу и целыми днями думаю: а почему я так здоров?» Кто-нибудь говорил так?

Ты когда-нибудь вообще задумывался, почему у тебя всё хорошо? Когда, например, у тебя были деньги, комфорт, ты садился, чтобы размыслить об этом и сказать: «А почему у меня сейчас есть деньги? Почему дела у меня идут хорошо? Почему у нас в магазине есть клиенты?»

Ты не размышляешь так потому, что в беспроблемные и легкие моменты жизнь становится для нас какой-то плоской, гладкой, и ты о ней просто не задумываешься. Но стоит появиться какой-нибудь болезни, испытанию, тому, что создает тебе трудности по жизни, – ты тут же начинаешь задумываться: «Ой, как болит голова! Боже мой, да что это такое?» Как только заболит голова, ты сразу же задумываешься о ней, о своем здоровье, и ищешь исцеления. А когда она столько дней не болела, ты и думать не думал о том, что у тебя она есть, в день же, когда начинается головная боль, ты о ней вспоминаешь.

Потому что хорошее здоровье не заставляет нас задуматься, благоденствие не дает нам повода к беспокойству, это делают только трудности. Они заставляют нас испытывать боль и всё, что мы называем неприятным, скорбным, что нас гнетет и ущемляет, но в конечном счете именно оно и укрепляет человека, возрождает, делает его другим и обновляет.

Когда я готовил беседу с таким названием: «Дни жизни уходят, а что делаю я?», то тема была объявлена заранее, и я стал получать по электронной почте письма. Люди писали: «Отче, нам тоже хотелось бы услышать это», «Ах, я понял, что вы хотите сказать! Дни моей жизни проходят, а что делаю я? Я знаю, что вы имеете в виду: что я не делаю ничего. Мы ничего не делаем и так губим свои дни». Другое сообщение: «Отче, вы для меня скажете это, для меня, чья жизнь катится безо всякого смысла и красоты. Я не делаю ничего».

Все ощутили, что эта тема сделает нас кругом виноватыми. И я понял, что у людей имеется огромное чувство вины. Попробуй скажи кому-нибудь: «Годы прошли, а что сделали вы?» – и тут же увидишь, как все начинают мрачнеть и, глубоко вздохнув, говорят: «Да, что сделали мы… Ничего мы не сделали! Годы прошли, а что сделали мы?» И я им говорю: «Да нет же, люди, эта тема не о том, я не это хотел вам сказать!»

И вот, придя на беседу, сначала я объяснил, что не надо смотреть на свою жизнь и годы, которые прошли и еще пройдут, с таким неприятным чувством, будто они – что-то прискорбное, тоскливое, отчего на тебя накатывает депрессия.

– А почему? А что такого мы сделали в своей жизни?

– Что вы сделали? Да очень многое.

– Но мы ведь совершили такие ошибки…

– Ну конечно, мы совершаем и ошибки тоже. А кто тебе сказал, что ты не будешь делать в жизни ошибок? Я вот что еще скажу: ну и что с того, что ты совершил ошибку? Ты ведь потом созрел. Понял свою ошибку, смирился, исправился, покаялся. Разве это так трагично – совершить ошибку по жизни? А что стало в итоге? Ведь именно эти ошибки и сделали тебя сильным и мудрым человеком. И сейчас ты можешь беседовать и давать советы, потому что был испытан, когда шел своим путем – путем между неудачами и успехами. Ведь в жизни бывает всё.

Когда ребенок приходит из школы, он кричит:

– Мама, папа, я вернулся!

А они говорят:

– А ну-ка, давай я посмотрю твою тетрадку!

И видишь ты в ней, к примеру, четыре ошибки. Он сделал ошибку в таком-то упражнении, на одной контрольной получил четверку, на другой двойку. Пожуришь его слегка, а сам себе говоришь, втайне, естественно: «Да он же еще ребенок! Пройдет и это». Не может он, к примеру, в четвертом, пятом или десятом классе быть самим совершенством. Ребенок учится. Если бы он знал всё, то не ходил бы в школу. А поскольку не знает, то вот и ходит в школу, а поскольку ходит, то у него будут и ошибки, зачеркивания, он будет путаться в некоторых задачах.

Не удивляйся, не пугайся, такова жизнь. Твоя жизнь – она хорошая! Она хороша со всем, что ты сделал, потому что всё, что ты делаешь, – прежде всего за этим следит Бог и делает так, чтобы всё оборачивалось тебе во благо. И твои ошибки, страсти, провалы, даже грехи Бог использует, чтобы через все эти риски привести тебя к тому, что ты обретешь себя, как блудного сына Он через все его блуждания и опасности привел к тому, чтобы тот снова нашел себя и путь домой.

Я надеюсь, ты понимаешь, что я не говорю тебе, чтобы ты совершал ошибки. Я не сказал, чтобы ты к ним стремился, не сказал, чтобы ты грешил, чтобы найти путь к Богу. Нет! Но просто это пока имеется, это пока происходит в нашей жизни. Да, у нас бывают такие вещи, ошибки, все мы допускаем ошибки, делаем неправильный выбор, совершаем неправильные поступки, вынашиваем неправильные мысли, делаем неправильные движения, да кто вообще не совершал ошибок? И как это замечательно – понять это, смириться и сказать:

– Я вот такой, я тоже делаю свои ошибки, малые и большие. Да, я такой, я человек, Боже мой! Ты ударишь меня за это? Накажешь меня?

И Бог говорит:

– За что? За что Мне бить тебя, если вся твоя жизнь заквашена на этих ошибках? Но ты ведь в конечном счете прозреваешь, поворачиваешь свое лицо вверх и говоришь: «Боже мой, помоги мне!» А поскольку эти ошибки помогли тебе стяжать самопознание, то ты теперь знаешь и понимаешь и себя, и брата своего, ибо ты уже искушен.

Однажды я спросил своего замечательного друга, филолога и мудрого учителя как в вопросах духовной жизни, так и в проблемах мирской жизни, г-на Ганотиса:

– Кто были ваши духовные учителя по жизни? Ваши старцы? Кто вас наставлял? У кого вы переняли духовную науку?

И он мне сказал:

– Самым великим в жизни старцем были для меня мои грехи и ошибки.

Я впервые услышал тогда этот ответ и понял, что он предельно точен, потому что в конечном счете нас учат именно наши собственные ошибки. Мы многому учимся на них. Однако в жизни бывают не только ошибки – в ней есть и очень много здравого, ты ведь делал и что-то хорошее. Если ты поймешь это, то скажешь Богу спасибо. Прошу тебя, смахни же скорбь со своего лица!

Ты скажешь мне сейчас:

– А легко ли мне сделать это? Это же не как кнопку нажать.

Нет, мы не нажимаем никакой кнопки, мы просто немножко меняем свои помыслы. Измени чуть-чуть свои помыслы! Запой немного пятым гласом, как говорит старец Иосиф в своих книгах: «Приди, чтобы нам с тобой спеть пятым гласом, гласом радости, и чтобы нас охватило это радостное настроение». Третий глас тоже радостен и исполнен воодушевления и славы. Итак, почувствуй себя по-другому, посмотри по-другому, взгляни на вещи по-другому, и твое сердце ощутит их иначе.

Ты ведь сделал столько хорошего в своей жизни! Создал семью – а если нет, я скажу тебе: погоди еще! Потому что ты говоришь: «Я даже семьи, и той не создал!» – и тебя тут же, прямо тут же охватывает горесть, и ты находишь, о чем поплакаться. Нет, дитя мое, нет, не плачься! Даже самую большую проблему, имеющуюся у тебя, ты можешь увидеть по-другому и опять же утешиться духовно.

Ты скажешь мне, что это психологический трюк, но это не психологический трюк, а подспорье нашему уму, сердцу, мышлению, когда мы меняем свои помыслы, чтобы изменился наш взгляд на жизнь.

Однажды мне позвонил монах со Святой Горы Афон, он жил в каливе, но у него был телефон. Под каливой я подразумеваю, что у него не было электричества, света, холодильника – стояла одна дровяная печь, а светил он себе свечами и керосиновыми лампами. И он позвонил мне, чтобы сказать, что печка его засорилась и дым стал валить прямо в комнату:

– Я открывал окна, но оттуда врывался холод, а их надо было открывать, чтобы вышел весь этот дым и вонь. Я чуть не задохнулся! И пока я сокрушался, отсиживаясь в библиотеке (вот как изменился его помысл, и он увидел всё в лучшем свете), мне на глаза попался старенький журнал с фотографиями измученных детей в Сомали и Эфиопии. И тогда я понял, что со мной ничего страшного не произошло, у меня всё хорошо! Пусть печка и засорилась, а комната пропитана дымом и сажей, и сам я чуть не задохнулся.

На то, что он считал трагическим, тот же самый человек, немного изменив свой помысл, взглянул по-другому и сказал: «Слава Богу! Мы не мучаемся, как те, кому нечего даже поесть и попить, кто умирает каждый день и у всех на виду лежит на дороге, как эти мертвые дети».

Всё это вопрос нашего внутреннего настроя. Твои глаза должны научиться видеть светлые тона в жизни, а не прилепляться безысходно к черному, серому. А ты именно туда и тянешься постоянно, и тебе хочется жаловаться, ныть, роптать по любому поводу. Да не делай ты этого! Если, конечно, тебе всё это не нравится.

Если же тебе это нравится и придает какой-никакой смысл твоей жизни, и ты говоришь: «Мне нравится быть постоянно таким, чтобы другие меня жалели, носились со мной как с измученным, исстрадавшимся человеком, жертвой суровой жизни!» Ну что же, если ты считаешь, что твое предназначение и задача в этой жизни – постоянно жаловаться, тогда ладно. Но только я не думаю, что Бог дал тебе жизнь для того, чтобы ты всё время утопал в ропоте, скорби и жалобах. Встряхни свой ум, подними немного голову и скажи: «Нет! Всё не так, я буду смотреть на это по-другому!»

Итак, ты совершил большие дела в жизни, например, создал семью. Разве этого мало, чтобы возрадоваться?

Ты скажешь: «А что я представлю пред Богом?» Что представишь? Свою семью. «Но я же не веду духовной борьбы!» А разве это не духовная борьба? «Но я же не хожу в церковь к семи часам, как вы». Ну, это понятно, что ты не можешь пойти туда к семи, так же как и я не просыпаюсь в шесть, чтобы приготовить завтрак и в семь отправиться на рынок, как делаешь это ты. Мы не можем все делать одно и то же. Но Бог и Его благодать, любовь и помощь тем не менее посещают и твои дела, Божия благодать проходит через твои руки и наполняет твой дом и твои занятия.

Одна мать сказала мне:

– Да что я такого делаю? Ничего не делаю. Жизнь пролетает день за днем, а я встаю с утра, готовлю завтрак для мужа, детей, отправляю их в школу, кладу им в сумки бутерброды, затем отправляюсь на рынок, делаю покупки, захожу в банк, чтобы оплатить какие-нибудь счета. Потом возвращаюсь домой и начинаю убирать, вытирать, готовить, стирать одежду, гладить рубашки. А что я в итоге делаю? Ничего! Вот так и прошли мои годы.

– Так да не так, – сказал я ей. – Всё, что ты сказала, – разве это не важно? Не существенно? Но только знаешь, в чем проблема? В том, что ты не делаешь этого от сердца, и твоя жизнь поэтому не получает смысла. Эти занятия надоели тебе, потому что ты не стараешься почувствовать в них что-то важное.

В самом деле, если ты живешь машинально и постоянно делаешь эти действия формально, монотонно их повторяя, не радуясь им, не любя, не видя в этом никакой красоты и качества, – тогда это действительно тяжело и изматывает. Тогда тебе действительно хочется бросить всё и положить этому конец. А если ты делаешь это с любовью, если, когда режешь хлеб, чтобы сделать бутерброд ребенку, скажешь: «Скоро этот хлебушек, который я держу, войдет в его тельце и станет плотью моего ребенка. Этот хлебушек станет его плотью. Этот хлебушек… Боже мой, сделай, да будет он ему во здравие!»

Вспоминаю блаженную Матрону, что в России. Люди шли к ней, а она осеняла крестом и благословляла воду и подавала им эту благословленную воду из своих рук. Так что же делала эта святая душа? Она осеняла крестом воду – родниковую, не святую воду, – а поскольку делала это с такой любовью, всем сердцем и с молитвой, то давала им обычную воду, а происходило чудо. Людям становилось легко на душе, и они чувствовали, что эта женщина совершает те же движения, что и все, но только совершает их с благодатью, любовью, из любви к Богу и ради спасения всех.

Позволь мне прочитать тебе кое-что, что я вычитал на одной стене. Там было написано: «Или любовь, или ничего!» Скорее, там было написано так: «Любовь или ничего!» То есть жизнь стопорится, если у тебя нет сильного желания, любви и радости. Здесь я имею в виду любовь в том смысле, что, что бы ты ни делал, надо вкладывать туда всё свое сердце, желание и любочестие, и тогда твоя жизнь будет прекрасной.

Вот сейчас, например, я веду эту передачу. Если я не хочу, если не могу, если мне трудно жить, если у меня нет желания говорить, то я не смогу этого делать. Важно начинать свой день и делать то, что тебе нравится, чтобы оно было тебе приятно, и ты говорил: «Это наполняет мою душу, доставляет мне удовлетворение, я делаю это с большим желанием!»

Удивительно, что Бог присутствует в этих вещах, кажущихся нам прозаичными, банальными: хлебушке, бутербродах и глажке рубашек. Да, Бог – во всем этом. И горе нам, если мы верим в Бога, изолированного где-то на облаках и занимающегося нами только на Святой литургии, на богослужениях да еще в минуты, когда мы встаем перед Его иконой, чтобы что-нибудь сказать. Бог – это наше дыхание, Он в нашем дыхании, в нашем сердце, которое бьется, в нашей крови, которая циркулирует, в нервной системе, которая приводит в движение наше тело. Бог всюду и покрывает всё. Поэтому надо видеть и ощущать Бога всюду в своей жизни. Этого не мало.

Кто-то сказал мне:

– Я шел в церковь, слушал вас по дороге, и мне потом было там так хорошо.

Но Бог – Он и до того, как ты войдешь в церковь. То есть ты думаешь: «Сейчас я иду в церковь, чтобы встретить там Бога». А до этого что ты встречаешь? Ничего? Пустоту? Хаос? В твоей власти, если хочешь, ощущать присутствие Бога и в тот час, когда поднимаешься по ступеням, чтобы войти в храм, и до того, как вообще туда направишься: у себя дома, в машине, всюду. Это богословие жизни, дел, переживания.

Иногда Бог находится там, где ты и представить себе не можешь. Ты думаешь, что найдешь Его где-нибудь, а там Его не находишь. Почему? Потому что ты не идешь туда подготовленным всей своей жизнью, а идешь, словно с какой-нибудь волшебной палочкой, и говоришь: «Раз я туда пошел, то теперь уж почувствую всё!» Да не почувствуешь ты всего. Этим надо было жить и раньше, в другом месте, надо было ввести Бога во всю свою жизнь: в трапезу, сон, постель, баню, кухню, офис, библиотеку, сад, в самые сокровенные и личные моменты своей жизни, когда ты размышляешь, плачешь, любишь, молишься, радуешься.

А с того момента, когда ты почувствуешь это, в твоей жизни уже не будет дня, который не был бы превосходным и хорошим. Со скорбями, искушениями, опасностями – однако мы возьмем всё это, эти помыслы, изменим их и взглянем на жизнь так, как Христос на нее смотрит и как Он сказал, чтобы мы смотрели на нее: любящим Бога всё содействует ко благу (Рим. 8, 28), т.е. всё приводит к хорошему результату.

(Продолжение следует)

Перевела с болгарского Станка Косова
Православен богословски факултет

Источник: pravoslavie.ru