Цитата дня

Самомнение начинает проявляться в тайном осуждении ближних и в явном расположении поучать их (Свт.Игнатий (Брянчанинов))

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Умный разговор о том, как стать безумцем

Протоиерей Игорь Рябко

Как построить в глубине своего сердца изолированный от внешнего мира храм для Пресвятой Троицы. Призвание апостолов на проповедь через чудесный улов рыб, о котором мы читаем в Евангельском чтении в 16-ю неделю по Пятидесятнице, дает нам пищу для размышлений о нашей апостольской миссии. В чем она заключается и как должна воплощаться?

Популяризировать Православие теми способами и методами, которыми мир рекламирует пепси-колу и стиральные порошки, глупо. Картинки, которыми мир манит к себе человеческие души, будут заведомо ярче, сочнее, привлекательнее, чем наша проповедь в любом ее виде и форме.

Наша миссия в этом Диснейленде греха может быть только одна – превратить эти красивые картинки в навоз и вырастить на этом удобрении райский цветок души. Задача Церкви сегодня – выстоять во Христе. И благодаря этому, возможно, и другие начнут спасаться. Христианину нужно всеми силами оберегать свою душу, не растворять ее в концентрированной кислоте греха, которая обволакивает нас отовсюду, и построить в глубине своего сердца изолированный от внешнего мира храм для Пресвятой Троицы.

Современная цивилизация – продукт совместного творчества корпорации каинитов и дьявола. Это искусственно созданная Матрица, в которой действуют свои жесткие, детерминированные законы. На витрине этой Матрицы висят ценности, за которые людям нужно платить талантами, которые Бог дал им для духовного роста. Человек живет и работает ради достатка, успеха, карьеры, имиджа, рейтинга, престижа и проч. Ему важно, чтобы у него было сексуально моделированное тело, но ему безразлично безобразие своей души. Деньги – это антипод благодати. Они гарантируют призрачное счастье, признание, любовь и уважение мира. Но мира временного, тленного… И оболваненный человек растрачивает все потенции души и тела на то, чтобы «соответствовать» измерительным лекалам выдуманной Матрицы.

Для начала нужно понять: все, что висит на витрине мировых ценностей, есть банальная бесовская ложь. Бороться с этой ложью, будучи частью Матрицы, невозможно. Пока мы соглашаемся следовать системе ценностей этого мира, для дьявола мы будем лишь объектами его работы. Он будет манипулировать нами, как своими компьютерными солдатиками. При этом силы зла очень легко могут нас усыпить, вселив в наше сознание фантазию, что «мы на стороне Бога», что мы «спасаемся».

А на самом деле мы будем лишь пытаться соответствовать искусственно созданному дьяволом идеалу «хорошего» человека. Да, мы будем продолжать возмущаться покушением на общественную мораль, считать себя борцами за нравственность, будем бороться за право человека жить в согласии со своей верой, даже будем стойко «вычитывать» правила и ходить в храм. Но сатана при этом будет нас презирать и не трогать, потому что знает – мы и так в его руках.

Чтобы избавиться от его цепких объятий, нужно «родиться заново» (Иоанн 3, 3), т.е. получить свободу от Матрицы. С ней нас связывают коммуникации «похоти плоти, похоти очей и гордости житейской». На эти три канала направлена основная энергия целеполагания человечества. Удовлетворяя каждую из этих трех похотей, человек обматывает свою душу паутиной самости, в которой опустошается и сгорает его душа. «Здравомыслящие» люди так и живут. Это и есть «мудрость земная, душевная, бесовская» (Иак. 3, 15). Единственное, что может верующий человек противопоставить «здравомыслию» Матрицы, – собственное безумие. Стать одним из тех «безумцев», которых Бог избрал, чтобы посрамить мудрых (1Кор. 27-28).

Современная преподобная юродивая Тарсо часто говорила: «Я – ничто. У меня ничего своего здесь нет». Апостол Павел был «безумным», потому что имел «ум Христов». И все, кто следует его примеру, становятся безумцами для этого мира. С помощью «безумия» апостол Павел построил дом своей души из прочного материала, недоступного для любой враждебной силы. Вменив в «уметы» (церк.-слав. «навоз») свою образованность, римское гражданство, положение в обществе, славу, он пил, как мед, поношения, избиения, презрения и насмешки.

Если нас еще волнует, что о нас скажут люди, как оценят, что подумают, будут ли уважать, любить, ценить, то мы не то что не «родились свыше», мы даже еще не зачаты. Зачатие будет, когда мы начнем радоваться тому, от чего другие плачут, благодарить Бога за то, чего все боятся.

Юродивая Тарсо редко говорила прямо. Ее язык был иносказательным, но все, кто имел духовный разум, хорошо ее понимали.

Как-то один монах спросил: «Как спастись?»

«Построй себе дом из досок, – ответила Тарсо. – Я же себе построила. Мой дом по моему росту. Доски мне привез брат – капитан корабля. Для корабля нужен груз. Иначе он не сможет держаться на воде. Но нужны доски, ни в коем случае не цемент, не щебень. Потому что цемент превращается в камень». Монах понял, что Тарсо говорит о досках смирения. Из презрения людей, из поношений Тарсо построила дом своей души. Без этого груза смирения корабль души выскочит из воды житейского моря, перевернется и утонет. Нужно смирение, а не цемент гордости, эгоизма и высокомерия. Потому что они превращаются в камень. Ничто не в силах изменить человека с каменным сердцем и возведенным в абсолют «собственным мнением».

Тогда монах спросил: «А как быть, если цемент уже превратился в камень и его невозможно расколоть?» Суть иносказательного ответа Тарсо заключалась в том, что только жестокие скорби могут разбить тяжесть наших сердец. Другого способа спасти такого человека нет. Пока мы живем в безопасности и достатке, пока мы здоровы и обеспечены, нам кажется, что мы самостоятельны и самодостаточны. Это мнение цементирует нашу самость и уплотняет каменность наших сердец. Но как только молот скорби наносит удары по этому камню, тот сразу же начинает крошиться.

Потом монах задал еще вопрос: «Тарсо, что нужно для приобретения любви?» «Нужна боль», – ответила преподобная.

Жизнь Тарсо стала идеальным воплощением безумия святых, явленном в современном обезумевшем от пьянства страстей мире. Не все могут воплотить этот идеал в жизнь. На помыслы одного монаха-схимника, который понимал, насколько его подвиги малы по сравнению с тем крестом, который несет по жизни Тарсо, она ответила:

«Дитя мое, зачем ты так думаешь? Я живу так, а ты иначе. Делай то, что можешь».

Эти слова сказаны и каждому из нас. Мы должны делать то, что можем. Не наша мера бросить вызов «безумия» этому обезумевшему миру, но мы можем приобрести спасительную «тупость» и «безразличие» по отношению к его клоунаде.

 

Источник: spzh.newsspzh.news