Цитата дня

 Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны.Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин.Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Таин? Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Именно мы, грешные, недостойные, слабые, более чем кто-либо нуждаемся  спасительном источнике…Святой праведный Алексей (Мечев))

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Скандальная тема: я - не потомок обезьяны

Священник Валерий Духанин

adam reation mНе потомок – и всё тут. Потому и звучит так скандально. Много читал я на эту тему, но веры в теорию эволюции как не было, так и нет. Еще скажу, что на странице одной православной девушки написана прекрасная мысль: «Мне не стыдно, что я – дочь Небесного Отца. Пусть стыдятся те, чьи предки – обезьяны».

И вот мне тоже не стыдно, что я – сын Небесного Отца (пусть и грешный, но сын, есть ведь и в Евангелии блудный сын – сын, не отвергнутый отцом его), ну не принимает душа моя эволюционной теории.

Мне стыдно, когда мне пишут собратья-священники, которые убежденно говорят: «Эволюция – доказанный факт, это знают все школьники, это же очевидно! Как можно так безграмотно отвергать очевидность?» Иной раз они же шлют статьи и материалы на эту тему. Но всё как об стенку горох: как не принимала, так и не принимает душа моя этой теории.

Почему-то убедительней звучат слова преподобного Паисия Святогорца и святителя Луки (Войно-Ясенецкого). Один – неученый в мирском отношении, но стяжавший Духа Святого и потому обретший дар прозрения, другой – величайший ученый, досконально знавший организм человека. И вот оба как один говорят про лживость теории эволюции. И если бы только они. Это общая святоотеческая интуиция, будь то святитель Феофан Затворник или преподобный Серафим Саровский (коим напрасно приписывали эволюционные взгляды, видимо, так и не прочитав страницы полностью, а взяв лишь отдельные слова), будь то новомученики и исповедники Церкви Русской: священномученик Владимир (Богоявленский), священномученик Николай (Покровский), преподобномученик Варлаам (Никольский), святитель Макарий (Невский) и многие другие. В Греческой Церкви – святитель Нектарий Эгинский, а в Сербской Церкви – святитель Николай (Велимирович). Что ни святой, то – неприятие эволюции.

Тот же святитель Феофан открыто писал об идеологах эволюции:

«Нагородили они себе множество мечтательных предположений, возвели их в неопровержимые истины и величаются тем, полагая, что уж против них и сказать нечего. На деле же они так пусты, что и говорить против них не стоит. Все их мудрования – карточный дом: дунь – и разлетится. По частям их и опровергать нет нужды, а достаточно отнестись к ним так, как относятся к снам… Точно такова теория образования мира из туманных пятен, с подставками своими – теорией произвольного зарождения, дарвиновского происхождения родов и видов и с его же последним мечтанием о происхождении человека. Всё как бред сонного. Читая их, ходишь среди теней. А ученые? Да что с ними поделаешь?! Их девиз: не любо – не слушай, а лгать не мешай».

Преподобный Амвросий Оптинский вразумлял приходивших:

«На слово не верить всякому вздору без разбора, что можно родиться из пыли и что люди обезьянами были».

Почему я не могу согласиться с позицией святых людей?

Да и как надо исказить Писания, утверждая, что Адам имел человекообразных родителей, то есть лишнюю, отработанную и отпавшую в никуда чету? С каким сердцем наблюдал бы Адам в Раю их смерть, сам будучи потомком смерти, породившим таких же смертных потомков? Где здесь вообще жизнь, если кругом первозданного Адама – царство смерти? Зачем его искупать от греха, если он – чадо смерти собственно не от греха, а в силу биологических законов? О каком грехе рассуждать, если то всего лишь остатки животных инстинктов, не подвластных ни разуму, ни воли человеческой?

Как надо толковать Откровение, считая, что бедные предки Адама гонялись друг за другом с открытыми пастями, а кто поумней, тот и дубину нашел? Что это за венец творения, напичканный древними непреодоленными инстинктами, которые мы ошибочно называем страстями? О каком грехе вообще идет речь, повторюсь, если вся теория эволюции говорит о страстях как о животных потребностях, свойственных любому биологическому существу? Не станем обманываться: ничего ангелоподобного, а тем более по образу Божию у такого существа в принципе нет. И совесть, и этика, и этикет – всё в той парадигме результат эволюции, подгоняемой смертью.

Да и сама Библия в их концепции – опять-таки продукт эволюции древних мифов, эпических сказаний, включавшихся в религиозные сборники и тщательно веками редактировавшихся. Какое тут Откровение Божие, если всё сплошная эволюция мифов?

Нет, не будем обманываться. Теория эволюции работает на разрушение.

И вот скажу теперь то, что не будет скандальным, потому что это очевидный факт.

Наука изучает мир в его состоянии падшем, по утрате райской гармонии, по грехопадении человека и вторжении в богозданное мироздание закона смерти и тления. Потому отправной аксиомой теории эволюции является смерть: как бы виды эволюционировали, если бы никто не умирал до Адама? Как обезьяна станет человеком, если слабейшие не погибнут, чтобы оставить пространство для чудо-мутации – человека?

Потому космогония эволюции – от неудачного к случайно удачному, от лишнего отработанного материала живых существ, не доковылявших до биологического совершенства, к случайно закрепившимся на новых ступенях видам. То есть в их концепции Бог не дотянул до творения красивого, гармоничного, совершенного мира. Впрочем, какой Бог в теории эволюции?! Их бог – сама эволюция, своего рода волшебник, алхимик, производящий магическими чарами из одного естества – другое, из крокодила – птеродактиля, из медведя – кита, из ламы – жирафа, из древней обезьяны – человека. И ведь всё это взято из их же книг. Что бы делал он, этот крокодил, когда его лапы из поколения в поколение превращаются в культи, чтобы потом превратиться в крылья птеродактиля? Кто поможет этому инвалиду эволюции, у которого лапы мутируют, а крыльев – еще нет? Но кому это интересно, эволюция справляется, словно хитрый алхимик.

Наука видит картину мира в его состоянии слома, с остатками гармонии, но с очевидной утратой райской гармонии. Как можно нынешние реалии переносить на начало нашего бытия?

Пусть скажут нам ученые умы, каким микроскопом, каким суперэлектронным оборудованием, какими анализами смогут они изучить Христа Воскресшего и состояние Его тела по Его воскресении? Естество, не нуждающееся в пище, дыхании воздухом, в отправлении естественных потребностей, недоступное микробам и бактериям, болезням и недомоганиям, – в общем, естество, в котором не смерть, а жизнь, и причем жизнь вечная, без старости и морщин, без «я хочу кушать» или «мне надо в туалет», естество вполне человеческое, но уже равноангельное, победившее смерть и тление? Как определят они естество Истинного Человека, воскресшего ради нас, чтобы вернуть нам райскую гармонию? Как прикоснутся и к естеству Адама первого, чьи качества мы утратили, едва Адам разорвал связь свою с Богом? Ради этого и пришел Новый Адам – Христос, Он вернул людям бессмертие, вернул утраченное в Раю и даровал еще большее, а нам говорят, что Адам родился от смерти и весь первозданный мир наполняли смерть, разрушение, гибель как нечто вполне естественное. Чего бы Христу возвращать, если и так изначала всем заправляла мутация?

Как исследовать приснодевство Божией Матери, где действовал Бог Святой Дух, а не законы биологии?

Нет, наука не скажет и слова том, что выше мира тварного и выше распадающегося естества, – об обожении, о преображающем действии благодати Божией. Не скажет и о состоянии мира до вхождения в него закона греха.

Вот почему стяжавшие благодать, восшедшие к созерцанию Христа и Его нетварного света еще при жизни, то есть не мы, не я, а люди святые, живут иной интуицией. Эта интуиция оставляет данные науки о смертном мире за скобками во взгляде на первозданный райский мир. Изучая мир по грехопадении и человека в его греховном состоянии, мы видим только часть картины, то есть далеко не всё. Необъективна та наука, которая изучила лишь часть, не видя полной картины – ни в мироздании, ни в самом человеке.

Людям с разными взглядами на свое происхождение трудно договориться. Связь с родом – это как опора бытия, стержень, определяющий личность и ее поведение. Каждый перенимает что-то от рода, копирует это в жизни, а кто-то и оправдывается, ссылаясь на свой древний род. Выбор остается за каждым.

Понимаю, что в ответ посыплются формулы, данные биологии, геологии, археологии, палеонтологии и всего прочего, доказательства от Ильи Пригожина, Стивена Хокинга и прочих светил мира сего. Скажут: «Как же ты не потомок обезьяны? Вот, сам смотри». Нет, друзья мои, я не их потомок, хоть убейте меня той же древней дубиной. Сторонники эволюции – все мне братья и сестры, но шимпанзе не мой брат, и мартышка не моя сестра.

В Евангелии от Луки читаем про родословие Христа, там сказано, что был Он по человечеству, восходя к истокам рода, Сын… Еносов, Сифов, Адамов, Божий (Лк. 3: 38). Между первым человеком Адамом и Его Создателем Богом не значится никакой другой предок, никакого переходного звена там нет.

Кто же нам ближе, дороже – Христос с Его преображением естества или миф о происхождении от хвостатых приматов?

vinetka2

Источник: pravoslavie.ru

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi