Цитата дня

...Ангелы принимают деятельное участие в судьбе че­ловека, если враги нападают на нас со всех сторон, то тем более светлые, любвеобильные Ангелы стремятся защитить нас, если только человек сам сознательно не переходит на сторону зла (преп. Варсонофий)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Киевский рыцарь

Динара Грачева

Окончательная и бесповоротная любовь к Киеву у меня случилась вместе со знакомством с Олесем Бузиной лет так десять назад. Отозвавшись на приглашение будущего мужа, переехавшего тогда из Москвы в Киев по работе и предложившего приехать прогуляться атмосферными улочками города, я, недолго думала, поскольку увидеть этот город на рубеже заката лета и восхода осени показалось мне невероятно прекрасным. По прибытии поезда в Киев мне тут же объявили, что сейчас поедем на презентацию книги замечательного украинского писателя, с которым будущий супруг сдружился за время пребывания в городе.

С вокзала был взят курс на Бессарабский рынок за свежими цветами для литератора. На мой вопрос о том, какие же цветы мы возьмем, возлюбленный, будучи сыном писателя, лаконично ответил: «Конечно же, алые розы. Какие еще можно подарить автору в день премьеры его книги?!» С тех пор Бессарабский рынок ассоциировался у меня не с салом, которое я там иногда покупала в свои последующие приезды, а только с алыми розами для неведомого мне тогда человека с непривычными для московского слуха фамилией Бузина и именем Олесь, – настолько непривычными, что даже было сложно представить себе его облик.

Мы безбожно опаздывали на презентацию из-за поздно прибывшего поезда, таксист гнал как мог, но светофоры и внезапно появлявшиеся пробки на пути явно сводили на нет наше прибытие на место со скромным опозданием. В итоге ворвались в книжный магазин уже в тот момент, когда виновник торжества собирался домой, но при виде нас он остановился, расплывшись в улыбке, обнял и подписал книгу. Будущий муж меня представил и горячо попросил познакомить нас с Киевом по-настоящему. Олесь, сосредоточенно посмотрев мне в глаза, видимо, проверяя, насколько они способны впитать красоту его города, согласился провести авторскую экскурсию, назначив старт завтрашней встречи у Золотых ворот.

Весь последующий день был наполнен солнечным живописным Киевом и неповторимым слогом Олеся, несущем нас то в горку, то с нее, сменяя одну эпоху на другую. Сейчас уже не вспомнить в деталях весь тот огромный объем информации, которым в тот день писатель, историк и публицист делился с нами о своем родном и горячо любимом городе, но их было бесконечно много и все они влюбляли нас в город все больше. Улица за улицей, кирпичик за кирпичиком, дерево за деревом – мы познавали в подробностях. Разумеется, не обошлось дело и без Андреевского спуска (на который мы, классика жанра, поднимались, а не спускались) после простого, но вкусного обеда, которым Олесь нас накормил в одном из украинских ресторанов на Подоле. На развалах культового для города спуска-подъема Бузина растворялся в лавках с историческим добром в виде значков, медалей и прочих знаков отличия, которые давно коллекционировал – писатель разбирался в них настолько хорошо, что старьевщики сбивали изначальную цену «для туристов» в разы. Музей Булгакова и его атмосферная терраса во дворе, где в рукописном меню на прошитом лентой картоне кофе с мороженым назывался не иначе как «кофе по-белогвардейски», «сидящий» памятник Михаилу Афанасьевичу со свободным местом подле него на лавочке, которое мы с удовольствием заняли…

Вторая и последняя встреча с Олесем стихийно случилась все в том же дружном составе в начале 2014-го года в Москве, куда Бузину периодически приглашали на интервью и телевизионные эфиры, где он делился своим видением происходящего, любовью к родному городу, чьи интересы отстаивал как никто и откуда ни за что не хотел уезжать, хотя и звали его неоднократно. Тем февральским вечером мы сидели в кафе у подножия Храма Христа Спасителя, пили чай и говорили обо всем на свете. Олесь к тому моменту отрастил изящные усы и с ними выглядел в духе фотографий столетней давности – смеха ради, мы перебрали по памяти все цитаты из классиков по этой теме, не забыв и толстовскую «маленькую княгиню» Болконскую. Олесь как-то написал о своих эмоциях после прочтения «Белой гвардии» Булгакова: «Мне было четырнадцать. И я жалел об одном – что не родился в царствование государя-императора Николая Александровича и не могу, следовательно, быть кадетом, юнкером или лейб-гвардии штабс-ротмистром в кавалерийской длинной шинели. История, казалось, прошла мимо. Скука-с, поручик! Со мной происходило то же, что и с Дон-Кихотом. Тот, начитавшись рыцарских романов, возжелал стать странствующим рыцарем. А я – белогвардейцем. Ведь что такое «Белая гвардия»? Самый, что ни на есть, настоящий рыцарский роман!»

Киевского рыцаря Бузину, певца своей страны и родного города, убили в следующем году 16 апреля, подло, днем у подъезда его дома. Ужас происшедшего тут можно было выразить лишь словами самого Бузины, который писал вроде бы о другом, но по своей сути все о том же: «Тихий Дон» подтачивал колхозную систему надежнее всех кулаков в мире. Если ради этой системы погубили таких казаков, как Гришка Мелехов и Пантелей Прокофьевич, то на черта она нужна?»

Я узнала об убийстве Олеся, подходя к храму Святого Саввы в Белграде, огромному православному собору, который строят не первый век на месте, где турки в конце 16 века сожгли мощи святого Саввы, первого сербского архиепископа. Но, как мы помним из книги любимейшего Бузиной Булгакова, рукописи не горят – руку святого Саввы удалось сберечь и сейчас к этой большой сербской святыне стекаются верующие со всего мира. А сегодня в годовщину памяти Олеся наступила Пасха – в день, когда вопреки всему Господь воскрес, когда в каждом храме возносится «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав».

Христос Воскресе!

Источник: pravoslavie.ru