Цитата дня

«Воздержание от пищи, соблюдаемое на показ, ненавидит душа Господня; но воздержание, употребляемое для порабощения плотского мудрования, любит Господь, потому что оно чрез изнурение плоти устрояет освящение» (Св. Василий Великий)

oshibki.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Константин Церцвадзе. О любви.

Где-то год назад я на грузинском языке записал одно воспоминание, которое глубоко врезалось в мою память и оставило много чувств в моем сердце, показало мне любовь и, в каком-то плане, укрепило меня в вере. Хочу рассказать об этом и моим русскоязычным братьям и сёстрам.

После кончины отца моя сестра вскоре уехала в Германию на учебу в магистратуру, мать работала и жила в нашем родном городе Зестафони, а я учился в Тбилиси и жил один в полуподвальном помещении в итальянском дворе. Кстати, сейчас мы в той же комнате живём в Тбилиси. В тот период нашей семье жилось очень трудно. Бывало часто, что у меня не было дома еды - ни хлеба, ни фруктов... ничего. Но, какой я имеретинец, чтобы все это стало бы заметно по мне! Ни в коем случае! Об этом тогда никто не знал, кроме меня и Господа со святыми Его, разумеется. Приближался я к иконам, молился, потом ложился, включал песнопения Самтаврийского монастыря и в таком виде часто засыпал.

В один такой вечер, когда я думал, что являюсь сверхтвёрдым в вере, говорил я себе: «Видишь, молишься и насыщаешься духовно». И был я полон гордости и самоудовлетворения от такой духовной высоты! Так было до тех пор, пока моя одна соседка по итальянскому двору не пожарила курицу. Вот тогда уже и моя духовная высота и молитвенное дерзновение улетели от меня к запаху, предполагал, хорошо прожаренной курочки. Таким образом, остались в комнате я, моя гордыня и "мое великое терпение". Как говорится, голод не тётка, пирожка не подсунет, нужно было мне либо смириться и выйти к незнакомому человеку с просьбой накормить меня, либо придумать что-нибудь другое.

Так я шагаю по комнате, и в какой-то момент я остановился у икон, взглянул на икону старца Гавриила и вспомнил, сколько раз он голодным был, жил на кладбищах, терпел столько гонений. И я вслух сказал старцу: "Мама Габриэль, смотри, как я бегаю ради жареной курицы." Батюшка Гавриил улыбнулся с иконы мне, я тоже начал смеяться, посмотрев на старца Гавриила, и, со стороны, на себя.

Я лег спать. Снится мне старец Гавриил, который говорит мне: "Пошли, пошли, ше дампало*, пошли кутить...", - сказал он мне во сне, и меня тотчас разбудил телефонный звонок. В полудреме я отвечаю на звонок и слышу голос своего дорогого друга Ираклия, который говорит мне: «Очень ждут мои тебя, приходи сегодня обязательно к нам. Отказ не принимается». Я согласился, быстро встал и пошёл к нему. О сне я уже забыл. Сел я в 14 номер автобуса и где-то через час я уже был у Ираклия. Захожу к нему и что вижу: огромный накрытый стол с разными национальными и не национальными блюдами стоит и ждёт меня. Пару раз, как подобает имеретинцу, я сказал: "Ой, зачем вы побеспокоились...". Но заметив, что контрастность в глазах у меня становится все выше , а яркость – падает, и все это от голода, я приступил к "работе". После первой котлетки яркость и контрастность в очах моих урегулировались. Много общались, потом Ираклий сыграл на пандури (национальный музыкальный инструмент), мы все вместе пели, и когда я уже должен был уйти, замечательная мать Ираклия и его двоюродная сестра вынесли большой пакет и что-то завернутое в фольгу, сказав мне: «Котико, а это бери домой, сынок, ты один живёшь, наверняка, не успеваешь готовить». Я с радостью согласился. Прихожу домой, в пакете - много еды разной, а на тарелке лежит жареная курица...

Тогда я просто сел на кровать и, помню, долго-долго плакал и про себя благодарил Господа. Дело не в курице. Это больше, чем трапеза, это проявление великой любви и большого внимания даже к такому грешному ближнему, как я, со стороны Ираклия и его любимой семьи... А главное, еще... Любовь и непосредственность старца Гавриила, который поддерживает даже в таких, казалось бы, простейших моментах. Разве можно забыть это?! Нет. Завершаю свое воспоминание, и такое ощущение, будто общаюсь со старцем Гавриилом и слышу его голос, вспоминаю, как он обличил меня, потом артистично повернулся ко мне, приговаривая:" Пошли, пошли , ше дампало, пошли кутить..." Вот и кутнули!

* ше дампало - ах ты негодяй (досл. гнилой)