Цитата дня

«Цель поста — чистое приобщение. Для того отцы и распространили поприще поста и дали нам время покаяния, чтобы мы, очистив и омыв себя, таким образом приступали к Таинству. Потому и я уже теперь громким голосом взываю, свидетельствую, прошу и умоляю — не с нечистою, не с порочною совестию приступать к этой священной трапезе, потому что иначе это не будет приобщением,.. но осуждением, мучением и увеличением наказания» (Св. Иоанн Златоуст)

oshibki1.jpg

Храм Успения Пресвятой Богородицы г. Подольск (Котовск)

Таким храм может стать с Вашей помощью!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Страна красоты

Архимандрит Андрей (Конанос)

Как-то я в субботу вечером должен был провести беседу в центре Афин: меня пригласили произнести проповедь в одном храме после вечерни. Я давно уже не выбирался в город в это время суток. На обратном пути сел в электричку, и пока в ней ехал, увидел много молодежи; ее было полно везде: в метро, троллейбусе, электричке. Куда бы я ни пошел, везде было множество молодежи.

Они выбрались из дома, чтобы развлечься, повеселиться, расслабиться, что-то ощутить, что-то обрести – они ведь неустанно чего-то ищут. Я бы сейчас готовился дома к воскресной литургии, отдохнул бы, поспал, а этой молодежи не терпелось уйти из дому, чтобы провести ночь неизвестно где и обрести что-то прекрасное. Они этим жили, этого искали. А я, поскольку в школе постоянно контактирую с их сверстниками, безо всякого смущения стал разглядывать их лица. Мне хотелось настроиться на их души, понять, что они чувствуют.

Я вошел в вагон и прошел назад, в самый конец, где народу наверняка будет поменьше. Там оказалось полно иностранцев, греков было мало. На следующей остановке большинство вышло. Видимо, где-то рядом был кинотеатр, потому что тут же вошло много той молодежи, о которой я сейчас говорю. С распущенными волосами, в рваных джинсах, принарядившиеся, современные, элегантные, в странной одежде, с прическами в стиле эмо, то есть зачесанными вперед, как будто их задувает ветром. Накрашенные, губы в помаде, лицо в тональном креме, все – в облаке ароматов, криков и смеха.

Я сидел и смотрел на них. Они – на меня. Разглядывая их, я пробовал изменить в них всё, что мне не нравилось. Мысленно вошел на минуту в роль художника и говорил себе: «Отодвинь немного в сторону волосы этого ребенка. Пускай видно будет лицо. А теперь очисти его. Что, там много красных прыщей? Ничего, пусть будут, это подростковое».

Я мысленно стер помаду с их губ, краску с глаз, очистил им лица, заменил кое-какую одежду, удалил всё ненужное. И лица их умиротворились, и когда я заглянул глубоко в глаза этим детям – с агрессивным, немирным выражением лиц, которые кривлялись, как ошалелые, улыбались, выглядя порой глуповато, о чем-то говорили, друг друга задирали, и то и дело раздавался их нервный, судорожный смех, – то увидел, что они были внутренне напряжены, и в душе у них не было мира. То, что они испытывали, не было радостью душевного покоя, то была какая-то другая радость – радость вседозволенности.

Конечно, вам доводилось видеть старые иконы, потемневшие, покрытые многими наслоениями, как их реставрируют специалисты. И когда лики очистятся, вдруг появляется очень красивая икона. Невероятно красивая. И ты видишь, что под грязью и патиной скрывался замечательный образ. Это пережил и я в ходе своего воображаемого «ваяния».

Бог для того и сделал меня священником, чтобы я мог заглядывать по ту сторону внешности и видеть то, чего не удается уловить другим людям из-за того, что мы привыкли коммуницировать поверхностно – только с тем, что в конкретный момент показывает нам другой, а не с тем, что он говорит своим сердцем, глазами. А между тем за этим холодным, ледяным, насмешливым, безразличным, поверхностным и незрелым взглядом можно открыть большие глубины, можно проникнуть в суть вещей и услышать песнопение, звучавшее, когда этот человечек был еще младенцем и его крестили:

– Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся!

Я действительно хотел открыть Христа в этих лицах с диковатым, странным взглядом, в этих детях, хохотавших и задиравших друг друга: вот парень приобнял девушку, ей стало неловко, он ее дергал, она ему отвечала, они веселились и заходились в смехе. С теми поправками, которые я сделал, выходили святые лица, очень хорошие лица. После моего мысленного вмешательства лица их стали до того хорошими, что я уже видел не их, а святого юношу, святую деву. И сказал себе: «Ты посмотри, ведь Бог создал этих детей, чтобы они были святыми!»

И когда они зачинались в утробе матери своей, то никакой ошибкой это не было. Бог никогда не делает плохого выбора, Бог никогда не дает человеку злую душу, не готовит его к тому, чтобы он стал злодеем, грешником, порочным человеком. Все люди – хорошие, просто мы усвоили себе некоторые ужасные вещи, пороки, мирские черты, и они меняют наше лицо и портят его красоту.

Я вот что попытался сделать как священник: убрать с их лиц фальшь и доискаться чего-то подлинного в каждом ребенке. И действительно почувствовал к ним большое уважение, невзирая на все их прыщи, легкомысленность и незрелость. Когда уберешь всё некрасивое, когда уйдет всё безобразие, вошедшее в нас вместе с нравами, распространенными в миру, и оглянешься вокруг, ты обнаруживаешь, что тебя, оказывается, окружают только хорошие люди. И какими святыми они могли бы стать!

Действительно, если сравнить их лица с ликами святого Георгия, святой Параскевы, святого Николая, святого Димитрия, святого Василия, святой Марины, то увидишь, что эти дети похожи на них, как и любой человек, если убрать с его лица то, что его обезображивает. Но только мы очень далеки от их святости. Почему же мы доходим до этого? Какими нас создал Бог – и во что мы превратились? Как же мы испортились? Как изменились? За чем повелись? Куда девались наша детская невинность, красота, простота, чистота? Мы ведь и душой нечисты, и телом не невинны. Кто сохранил невинность в наши дни?

Что бы нам ни сказали, ум склоняет нас ко злу. Хочешь что-нибудь сказать, а человек слышит другое; говоришь одно, он понимает другое; хочешь объяснить ему одно, а он уносится умом в другое. И он не виноват, он так научился. Такими нас сделали мир, эпоха, менталитет, а главное, тот, кто правит миром – искуситель, формирующий нравы мира сего. Над всем стоит Бог, Он – Господь истории, но мы отодвинули Его на периферию. И так дошли до того, что искуситель, начальник тьмы века сего, стал формировать менталитет и нравственность нашей эпохи. Мы сами испортились и портим своих детей, с малых лет калечим их, уродуем.

Не знаю, есть ли у тебя ребенок, не знаю, ребенок ли ты сам, не знаю, красивое ли у тебя лицо, как вот те хорошие лица, которые я увидел в электричке, когда сделал кое-какую коррекцию их, подобно реставратору, и под грязью просияла красота их души. Не знаю, какое у тебя лицо, сколько времени ты не чувствовал этой детской невинности, сколько лет миновало с тех пор, как ты впервые услышал лукавые слова, лукавые шуточки, когда в твою жизнь вошли первые пороки, и красота твоей души постепенно стала тускнеть и померкла.

Очень важно, как человек живет, с кем дружит, кто его друзья, как он проводит жизнь, как подвизается. Человек меняется. И это естественно, что меняется: когда растешь, ты меняешься, твое лицо не может всегда оставаться детским, ты вырастешь, повзрослеешь, выражение твоих глаз станет более серьезным, более проницательным. Так взрослеет человек, и маленький мальчик становится юношей, затем мужчиной, а маленькая девочка – девушкой, затем – степенной женщиной, серьезно смотрящей на жизнь. Не об этой перемене мы говорим.

Есть то, чего никогда нельзя терять, – это невинность души. Прекраснее всего – быть всегда невинным. Чтобы, сколько бы лет ни прошло, твое лицо – в морщинах ли оно или в прыщах – было красивым, но не как на обложках журналов, не увиденное по-мирски.

Невинность – это самое лучшее украшение; чистота, доброта, любовь, благородство души – всё это отражается на лице. Сколько бы времени ни проходило, ты можешь удержать эти качества, никогда их не терять, независимо от того, молод ли ты или уже стареешь, и всегда оставаться красивым (красивой), всегда иметь хорошее лицо.

А хорошее лицо – это не то, которое покрыто гримом, кремом и косметикой, а то, на котором отражается благолепие души. У нас есть Божия благодать, которую мы получаем при Святом Крещении, и когда мы дадим ей расцвести на своем лице, тогда все будем очень хорошими, очень красивыми.

Тебе нравится быть хорошим (хорошей)? Не говори «нет», я ведь могу тебе напомнить, сколько времени сегодня ты провела перед зеркалом; сколько раз тебя сегодня посещала мысль о том, как выглядят твои глаза, губы, лицо, волосы; как долго ты порой одеваешься в желании подобрать самую подходящую одежду для такого-то случая и сколько раз заглядываешь в зеркало, спрашивая себя: а как ты будешь выглядеть перед другими, красива ли (красив ли) ты, понравишься ли им?

Одна женщина пошла к своему духовнику. Она была наряжена, накрашена, в пудре и помаде. Духовник взглянул на нее и сказал:

– Почему ты так сильно красишься, дитя мое?

Она по простоте своей ответила:

– Потому что хочу быть красивой, отче. Разве это плохо?

А он ей ответил:

– Но ты ведь чрезвычайно красивая!

– Я знаю, отче, спасибо.

Она думала, что он делает ей комплимент. Но он пояснил:

– Я не это имею в виду, дитя мое. Ты красива душой. У тебя сокрытая, уникальная, исключительная красота. И прошу тебя: постарайся ее проявить.

Эта та красота, которая не создается косметикой, потому что утром, проснувшись и взглянув на себя в зеркало, ты видишь, что ты тоже дитя Адама и Евы – утомленная, с помятым лицом, сонная, с опухшими глазами, сама на себя не похожая: мы все люди. Но в тебе есть та красота, которая существует по ту сторону всего этого и которая не связана с благовониями мира сего. Это та «косметика», которую Дух Святой наносит на наше лицо, та красота (κάλλος), которую Дух Святой дарует нам. Отсюда и происходит слово «косметика» (καλλυντικά) – от слова «красота», и красота здесь означает благолепие, нечто связанное с высотой нашей души, отражающейся на нашем лице. Вот чего тебе надо поискать, вот что найти, вот во что облечься – и эту красоту показывать своему ребенку, мужу, людям.

Чтобы, куда бы ты ни пошла, ты была естественным человеком, а естественный человек прекрасен. Всё естественное прекрасно. Ты это заметила? Естественные цветы прекрасны, а искусственные, какими бы красивыми ни были, не настоящие, они не благоухают, у них нет естественного роста, как у живых, которые пробиваются из земли, расцветают и увядают, но даже тогда благоухают. Увядшие розы всё равно пахнут, потому что красота идет у них изнутри.

Так же и в нас есть благоухание. Господь создал всё прекрасным, но поскольку мы не раскрыли в себе этой красоты и не ищем ее в Боге, Который прекраснее всех людей – ведь Христос самый красивый, Он источник красоты, – то поэтому и ищем красот мира сего, поэтому и расходуются миллионы и миллиарды каждый год на производство косметики, поэтому мы и бросаем на ветер огромные суммы, лишь бы добиться желанной красоты, которая, несмотря ни на что, продолжает от нас убегать.

Когда смотришь на иконы в храме, ты видишь, что святые не обладали мирской красотой, у них нет тех ярких и производящих впечатление лиц, которые могли бы воздействовать на тебя плотски и сластолюбиво. Но они воздействовали красотой своей души, отражавшейся и на их телах. Разве Пресвятая Богородица не была красивой? Согласно апокрифическим источникам той эпохи, когда Она ходила среди людей, Она трогала души, внушала благоговение к Себе, передавала другим благодать Святого Духа, и они понимали, что такое хороший человек. При том, что Пресвятая Богородица всегда ходила с покрытым лицом и телом, в Ней не было ничего, что воздействовало бы на чувственность. Но Она глубоко воздействовала на души.

Красивый, по Богу красивый, смиренный, чистый, невинный человек воздействует на других, сам того не желая. Он воздействует на них, хоть и старается от них скрыться. Смирение и красота его души не остаются незамеченными для мира.

У Пресвятой Богородицы было то, чем обладает и всякий святой. Смиренный – это самый красивый человек на свете. Как бы он ни выглядел. После Святой литургии, например, когда ты уже помолился, причастился, удостоился войти в Божественный рай, прикоснулся ко Христу, подходишь за антидором, затем выходишь на улицу, здороваешься с людьми, говоришь им: «Добрый день! Как вы? Как поживаете?» – тогда скажи мне, все эти люди, которые сейчас вокруг тебя, – разве они не кажутся тебе красивыми?

Они все видятся тебе красивыми. Ты не говоришь: «Вот этот страшный, вон та красивая, а эта безобразная». Ты не судишь людей таким образом. Тебе все кажутся очень хорошими, очень милыми, очень симпатичными. Вот что означает Святая литургия – она открывает нам путь в страну красоты, а страна красоты – это страна Бога. Где Бог, там смирение, простота, благодать, там притягательная сила. Нас притягивают Божия красота и люди, обладающие Божией благодатью.

Бди, чтобы не утратить благодать. А если ты молод, невинен и, в силу своей невинности, красив, тогда бди, чтобы не утратить красоту своей души и лица.

Ты красива, когда молода, и станешь еще красивее, если не будешь краситься, а останешься такой, какой тебя создал Бог. И когда утром помолишься и потом пойдешь на работу, в школу, на фирму, куда угодно ненакрашенная, у тебя уже будет другая красота – твоя собственная красота, твой собственный образ, твое лицо, уникальное и неповторимое, подобного которому нет на целом свете. В то время как грим и непомерное прихорашивание делают тебя такой же, как масса других женщин и девушек, ужасно похожих на тебя.

Это я и увидел тем субботним вечером в электричке. Все были одеты одинаково, причесаны одинаково. Но ты ведь так утрачиваешь свою индивидуальность! Это я и хочу тебе сегодня сказать: научись быть красивым (красивой) по-своему. Как, например, у святого Георгия есть свои черты, своя святость, своя красота, и у святой Марины, святой Фотинии тоже есть своя святость, которой нет больше ни у одной святой. Существует и такая красота, которая не позаимствована ни у кого и не скопирована. Стяжи же свою собственную красоту.

Ты очень красива, я это хочу тебе сказать, поэтому прояви красоту своей души. И знаешь, как ее проявить? Когда ты предоставляешь Христу смотреть на тебя, стоя перед Христом, когда ты принимаешь сияние Его лика, ты перенимаешь красоту Его лика, которая отражается на твоем лице, и это становится видимо для других.

Самое красивое зеркало, в которое ты можешь посмотреться и привести себя в порядок, – это лик Христа. Там мы видим наш первообраз, нашу конечную цель. Там, в лике Христовом, мы видим, какими хорошими можем стать; видим, что можем стать подобными Ему.

«Преврати, Господи, безобразие лица моего в красоту» – так восхитительно поется в одном тропаре на Страстной седмице. Мы получили от Бога много благодати в день, когда крестились, но потом в нас вошло другое: пороки, лукавство, скверна, и мы изменились и одичали. Но я видел пожилых людей, которые выглядели как дети, видел прекрасные старческие лица, видел бабушку, глаза которой сияли, а лицо светилось. Лицо, которого никогда не касались помада, косметика, маски, а только вода и мыло. Но лицо ее сияло. Оно прекрасно, потому что она молится, потому что она причащается Христа, потому что любит, потому что в жизни много подвизалась, а лицо подвижника всегда делается прекрасным.

И твое лицо тоже будет красивым, когда научишься плакать. Когда будешь плакать, но не от эгоизма или нервов, потому что тогда ты становишься безобразной, знай это. Не когда плачешь от упрямства и оттого, что вышло не по-твоему. А когда плачешь от любви, боли, раскаяния, сострадания к человеческой боли, от волнения – или от радости за счастье другого, от соболезнования его скорби, или когда плачешь из благодарности Христу, воздавая Ему славу за множество даров, поданных тебе, тогда ты действительно становишься красивой.

Не только женщины, но и мужчины, ведь они тоже хотят быть красивыми. Мы все хотим быть красивыми, и чтобы дом у нас был красивым, и храмы наши. «Освяти любящих благолепие дома Твоего». Будь благолепным, каким создал тебя Господь. Если бы твои глаза могли увидеть переживания той бабушки, которую я знал, твое лицо тоже было бы красивым и зимой, и летом, в любое время года.

У человека, остающегося на всенощное бдение, очень красивое лицо. Ты видел этих людей? Усталые, изможденные, но отмеченные особой красотой, потому что глаза их долго оставались открытыми Христа ради. Как же прекрасно лицо, когда глаза остаются открытыми ради Христа эти нескончаемые ночные часы! Как красиво это лицо! А если увидишь лицо человека, выходящего из ночного клуба, дискотеки, бара, стадиона, из такого места, где творятся грехи, блуд, то как оно будет выглядеть? Будет ли оно красивым? Нет, у него не будет красоты, которую даровал нам Бог.

Мне нравится во время Святой литургии поглядывать на молящихся людей, на священников, которые молятся вместе. Их лица кажутся мне тогда очень красивыми. Я смотрю на них, чтобы увидеть, как Бог преображает человека, который молится, и самому перенять красоту этих лиц.

На красоту нашей души и тела очень влияют также люди, с которыми мы дружим. Это передается другим. Когда дружишь с хорошими людьми, хорошими христианами, людьми с хорошими характерами, это передается и твоей душе. Их очарование отражается на твоем лице, и ты перенимаешь их красоту.

А сейчас я говорю тебе, юноша. Услышь меня! Когда ты был ребенком, у тебя было красивое лицо. Оно и сейчас красивое, но тогда были невинными твои глаза, твое сердце, и на тебя было радостно смотреть. Но прошли годы, и твое лицо стало озлобленным. Ты стал резким, взгляд твоих глаз сделался колючим, а выражение лица – суровым, ты нервный, выходишь из себя, хлопаешь дверью, начинаешь орать у себя дома, испытываешь неприязнь к каким-то людям, натворил разных грехов и наломал дров, участвовал во всяких инцидентах на стадионе, разругался с теми, кого любил когда-то, рассердился на них, разошелся с ними.

Всё это знаешь, что сделало? Тебя обезобразило. Красота существует, но она сокрыта в тебе, и я хочу рассказать тебе об этой твоей сокровенной красоте. И знаешь, что я хочу, чтобы ты сделал? Чтобы ты взял свои старые фотографии, детские снимки, и посмотрел, как ты выглядел, когда у тебя был ангельский взгляд и ты подобен был ангелу. Бог сотворил ангельское создание с невинным взглядом. Ты смотрел людям в глаза без угрызений совести, без чувства вины, без стыда, не отводя глаз, не опуская виновато взора.

Тогда у тебя были невинность и детское выражение лица. Почему же всё это исчезло? Как произошла эта перемена? Поэтапно. Постепенно. Ты постепенно утратил свою красоту. Ты не всегда был таким, как сейчас, ты был хорошим, красивым, невинным, и в сердце у тебя было много любви. Потом что-то произошло, что-то треснуло, но сейчас это опять можно подкорректировать. Ты можешь снова исправить это. И знаешь, что для этого нужно? Одна слеза. Одна маленькая поправка. Чтобы ты понял и сказал:

– Христе мой! Каким же я был и каким стал! Ну, почему я так испортился?

Вы знаете историю художника, которому хотелось нарисовать Христа на Тайной вечери? Он нашел человека с хорошим лицом и использовал его в качестве модели. Затем прошли годы, и этому же художнику захотелось нарисовать Иуду. Он думал: где бы найти для него модель? И наконец нашел какого-то человека с совершенно свирепым лицом. Им оказался тот же человек, который позировал когда-то для образа Христа! Но он уже не выглядел как раньше, больше не походил на Христа. Жизнь его изменилась, потому что он спутался со всякими компаниями, стал вести ночной образ жизни, погрязая в разврате, грехах и пороках. И всё это отразилось на нем.

Поэтому я и сказал, что то, что есть у другого, передастся тебе. Если будешь дружить с хорошими людьми, и сам станешь хорошим. Если будешь дружишь с людьми, питающими горячую любовь ко Христу, согреется и твое сердце, и ты похорошеешь. А если будешь дружить с людьми, холодно относящимися ко Христу? И сам оледенеешь. Зайди в парфюмерный магазин, а когда выйдешь, одежда на тебе будет благоухать; зайди в помещение, где курят, и когда выйдешь, от твоей одежды уже будет нести табаком. Компании, привычки, места, которые мы посещаем, люди, которые у нас в друзьях, среда делают нас лучше или обезображивают.

Никто не лишался невинности сам по себе. Что-нибудь мы да услышали, что-нибудь увидели, где-то запутались, что-то стало причиной того, что мы испортились как люди. Я это пережил, прежде всего, сам, к сожалению, и почувствовал на людях, которых давно не видел, на детях, приходивших когда-то на Исповедь, а потом прошло какое-то время, и они изменились, стали неузнаваемыми.

Человек меняется и внешне. Когда ты далек от Христа, ты меняешься и внешне. Это не какая-то абстрактная теория: у тебя меняется выражение лица, внешность, ты становишься яростным, злишься, мрачнеешь. Что же это такое? Ты ведь раньше скрывал в себе святого, нес в себе Христа, мог сам служить моделью, тем человеком, по которому художник рисовал Господа на Тайной вечери.

Пойми же, что ты некрасив не из-за того, что невысок или полон, что у тебя длинные уши, а глаза той или иной формы, или что на голове у тебя мало волос или их вовсе нет. Не в этом твое уродство. Сегодня люди умирают и сходят с ума только из-за того, что хотят быть красивыми, чтобы нравиться, однако не поняли, что такое красота, и поэтому ищут ее где угодно, только не в Христе. А это Христос делает нас красивыми. Он делает супругов прекрасными. Он сделает прекрасным и тебя, чтобы ты нравился своей жене. Только вложи Христа в свою жизнь, смирись, исправься, помолись, исповедайся, причастись. И когда причастишься (того, что я скажу тебе, делать часто не надо, только один раз сделай это), подойди к зеркалу и посмотри, как ты выглядишь, как ты светишься, когда причащаешься.

Один человек причастился, а я не знал об этом, но когда увидел его, на лице у него было такое умиротворение, а в глазах – благость и тепло, что спросил его:

– А ну, скажи мне: ты причащался?

– А как ты догадался, отче?

– Это видно. Это Божия благодать, которая делает нас красивыми. Но смотри, не потеряй то хорошее, что получил.

Святой Силуан говорит: «Достаточно одной плохой мысли о ком-нибудь, и Божия благодать уходит от тебя». Исчезает сладость с твоего лица. Ты озлобляешься. Мрачнеешь.

Не знаю, веришь ли ты в это. Сегодня я хотел сказать кое-что в связи с тем, что видел в электричке. Сказал тебе, что подкорректировал внешний вид молодых людей, и передо мной открылись их хорошие лица. Мы вращаемся среди людей, многие из которых являются кандидатами в святые, среди людей, скрывающих в себе удивительную красоту, заваленную массой грязи. И секрет, которому учит нас Церковь (тебя, меня, твою жену, ребенка), – обходить грязь, свою и брата своего. Не оставайся в грязи, иди к алмазу, не сиди в мусоре, иди на благоухание, не застревай в ужасном, которое видимо, стремись к той красоте, которая невидима, чтобы стать красивым человеком, чтобы быть ловцом красоты и открывать ее в себе и вокруг себя: в своей жене, в ребенке.

И тогда знаешь, что будет? Ты поймешь, что у тебя самая хорошая на свете жена – твоя жена (у тебя самый хороший супруг – твой супруг), у тебя самые хорошие на свете дети – твои дети. А если ты ребенок, у тебя самые хорошие родители – твои. Ты об этом знаешь?

Говорю это, потому что иногда ты смотришь на чьих-то родителей и думаешь: «Смотри, как хорошо выглядит мать моего друга, а моя такая скромная, у нее нет этого лоска». Да, но твоя мать – самая хорошая мать, потому что она простодушная, потому что она смиренная, потому что она христианка, потому что она молится.

Кто-нибудь скажет: «Ты священник, а говоришь нам о красоте». Да, но я говорю вам не о красотах мира сего, а о красоте Бога, которую человек, если живет ею, передает другим, показывает, отражает вокруг себя. Эту красоту я хочу, чтобы ты нашел: красоту, которая никогда не теряется, красоту, которая не исчезнет, когда состаришься.

Хочешь быть всегда красивым? Научись любить Бога, говорить с Тем, Кто всегда красив, научись любить Того, Кем люди бывают покорены, Кому поклоняются, в Кого влюбляются и Кого любят. Святые полюбили Господа из-за красоты Его лица, из-за красоты Его души, из-за красоты Его слова, из-за красоты Его присутствия. Это и есть красота в Церкви, мы как-то так переживаем красоту в Церкви, и для этого нужно много потрудиться, потому что вокруг нас много людей, которые одновременно и хорошие, и ужасные; это хорошие люди, которым, однако, надо приложить много усилий.

Поищи красоту, сокрытую в них. И никогда не обижай другого, никогда его не рань, никогда не фокусируйся на его внешних чертах и не делай окончательных выводов о его характере и личности. Научись видеть красивое, которое сокрыто в человеке, в твоем ближнем, твоем соседе, твоем друге. Бог наш не создает безобразных людей, Он создает только красивое. Все, что делает Бог, красиво и хорошо. Давайте же открывать хорошее, радоваться ему, наслаждаться им.

Желаю вам почувствовать эту красоту в себе и вокруг себя. Чтобы ваши лица были спокойными, естественными, простыми, смиренными. Они, наверное, будут усталыми от каждодневного труда – на кухне, заводе, в офисе, где бы вы ни работали. Но, знаете, с вами мне не нужно делать коррекций, которые я делал, глядя на молодых людей в электричке. Ваши лица очень хорошие, потому что вы ощущаете смирение и жертву Христа.

Источник: pravoslavie.ru