Цитата дня

«Нам следует так делать: не просто лишь проходить седмицы поста, а исследовать свою совесть, испытывать помыслы, и замечать, что мы успели сделать на этой неделе, что на другой, что нового предприняли достичь на следующую и от каких исправились мы страстей. Если мы не будем исправлять себя таким образом и показывать такую заботливость о своей душе, то нам не будет никакой пользы от поста и воздержания, которым подвергаем себя» (Св. Иоанн Златоуст)

oshibki.jpg

Святая преподобномученица Мария Гатчинская (Лелянова)

Память 4 апреля с.с.

prpdmch_mariya_lilyanovaСхимонахиня Мария  родилась в 1874 году в Санкт-Петербурге.  Детство будущей праведницы (в миру Лидии Александровны Леляновой) прошло в Петербурге и, что символично, неподалеку от Новодевичьего монастыря, рядом с новой приходской Преображенской церковью. В доме N 101 на Забалканском проспекте в 1874 году и появилась на свет Божий малышка Лидочка. Отец девочки, купец первой гильдии Александр Иванович Лелянов, был владельцем сургучного завода и собственного дома при нем, а дядя Петр Иванович содержал престижный меховой магазин на Большой Морской и принимал деятельное участие в общественной городской жизни: он несколько лет был гласным Петербургской Думы.

В семье Лиды из уважаемой в столице династии гордились будущими продолжателями славных традиций, братьями Владимиром и Александром (судебным чиновником, дослужившимся до чина статского советника), и не могли налюбоваться на младшенькую Юлю, впоследствии ставшую учительницей рукоделия (она пережила свою сестру и скончалась в начале 1950-х годов на квартире протоиерея Петра Белавского, настоятеля Гатчинского собора).

Жизнь казалась безмятежной и радостной, как на дореволюционной Пасхальной открытке, пока в эту идиллию бесцеремонно не вторглось горе. В северной столице Лида окончила женскую гимназию, но прийти на выпускные экзамены самостоятельно не смогла, прилежную ученицу привезли из дома… в инвалидной коляске: в начале 1890-х годов девушку поразила коварная болезнь - энцефалит, причем, в очень тяжелой форме. Казалось, все мечты юной Лиды рухнули в мгновение ока. Старания российских врачей, консультации медицинских "светил" в Европе - все оказалось тщетно. За одной напастью последовала другая - неизлечимая болезнь Паркинсона. В течение десятилетий недуг прочно расставлял сети-щупальца, не отпуская свою пленницу ни на секунду...

В 1909 году, когда близкие уже оставили всякую надежду на чудесное выздоровление, 35-летнюю мученицу перевезли в Гатчину к старшему брату Владимиру. Здесь, в двухэтажном доме на углу Багговутовской улицы (ныне Карла Маркса), 41 и Соборной, 21, в самом центре Гатчины, неподалеку от Павловского собора, Лелянов содержал Елизаветинскую аптеку (сейчас на месте деревянного здания, исчезнувшего с лица земли, находится газетный киоск и неприметные кирпичные малоэтажки). По описанию современников, Владимир Александрович - "слабенький, маленький благообразный старичок" - самоотверженно ухаживал за страдалицей вместе с сестрой Юлией.

В 1912 году изможденную больную полностью парализовало. Все тело словно окаменело: казалось, кто-то опутал его невидимыми оковами, тяжелыми, как свинец, и надел на застывшее лицо восковую маску. Говорить было мучительно сложно: каждое слово давалось с неимоверным трудом. Монотонная медленная речь напоминала режущий душу звук на поцарапанной грампластинке. Прогнозы медиков были неутешительными: болезнь Паркинсона должна привести к резким изменениям психики. Раздражительность, навязчивые идеи, эгоцентризм, и в итоге полное разрушение личности и слабоумие, по мнению специалистов, - неминуемый исход, а, следовательно, верный путь страдалицы в психиатрическую больницу.

Но, к изумлению скептиков, матушка безропотно несла свой тяжкий крест, поражая всех своей необыкновенной кротостью, смирением, покорностью, сосредоточенностью. Углубленная в постоянную молитву, праведница без малейшего ропота переносила лишения, выпавшие на ее долю. Словно в награду за нечеловеческое терпение Гатчинская подвижница получила редкий дар утешения душевной тоски, уныния, печали и скорби.

Долгое время о недужной знал лишь узкий круг знакомых семьи Леляновых. Но постепенно вокруг матушки сплотилась настоящая духовная семья. По воспоминаниям Ольги Эдуардовны Вейерт, уроженки Гатчины и духовной дочери матери Марии, в 1921 году был организован молитвенный кружок почитания, названный в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского. Организатором и руководителем этого православного сестричества выступил священник Покровского собора протоиерей Иоанн Смолин, ласково называвший матушку "многострадальной, многосострадательной и любвеобильной". Каждый день ее посещало множество народа; люди ожидали очереди в прихожей, многие приносили ей продукты и деньги, которые она в свою очередь раздавала нуждающимся. По воспоминаниям профессора Ивана Михайловича Андреева, монахиня Мария имела огромный дар утешения и исцеления скорбящих душ. Вот «юноша, унывавший после ареста и ссылки отца-священника, вышел от матушки с радостной улыбкой, сам решившись принять сан диакона. Молодая женщина от грусти пришла к светлой радости, также решившись на монашество. Пожилой мужчина, глубоко страдавший о смерти сына, вышел от матушки выпрямленный и ободренный. Пожилая женщина, вошедшая с плачем, вышла спокойная и твердая».