Цитата дня

Человек рождается смертным и любомудрие состоит в том, чтобы боятся грехов, а не смерти (Святитель Иоанн Златоуст)

oshibki.jpg

Святые новомученики Васильевские: священномученик Сергий и св. мученики Кирилл и Прохор
Память 13 апреля с.с.

much_vasilyevskie_t_mБлаженны вы в темничном заключении, в цепях и узах; блаженны троекратно, тысячекратно блаженны вы, возбудившие во всей вселенной нежное участие к себе и соделавшие своими приверженцами даже людей, далеко от вас находящихся!
Повсюду, на море и суше, прославляются ваши подвиги, ваше мужество, ваша непреклонная воля, ваш чуждый раболепства образ мыслей. Не сломило вас ничто из всего, что считается страшным, - ни судилище, ни палач, ни бесчисленные пытки, ни тысячекратные угрозы смертью, ни судьи с пламенем в устах, ни враги, скрежещущие зубами и воздвигающие всевозможные интриги, ни бессовестная клевета, ни бесстыдные обвинения, ни ежедневно перед глазами являющаяся смерть……
За то все открыто возлагают на вас венцы и провозглашают вашу славу….
Итак, радуйтесь, веселитесь, мужайтесь, укрепляйтесь; помышляйте, сколько других людей вы воздвигли на подвиг вашими страданиями, у скольких подняли дух, сколько утвердили колебавшихся.

 Святитель Иоанн Златоуст

Шел бурный 1922 год…
По стране уже давно катилась богоборческая волна, набирая все более и более силы. Следующим ударом по Православной Церкви стали два декрета тогдашней власти: Декрет Всероссийского Центрального исполнительного комитета от 23 февраля 1922 г. «О изъятии церковных ценностей для борьбы с голодом», и как логическое продолжение- декрет Всеукраинского ЦИК от 8 марта 1922 г. «О передаче церковных ценностей в фонд помощи голодающим».
 Таким образом, местная власть, получив указания «сверху», начала энергично реализовывать эти положения на местах. Не обошла вниманием новая власть и церковь в селе Отбедо-Васильевка Херсонского уезда, Херсонской губернии (ныне с. Васильевка Снигиревского района Николаевской обл.).
 Из скудных справочных источников конца 19-го, начала 20-го ст. нам известно, что деревянная церковь в с. Отбедо-Васильевке (в некоторых источниках – Отобедо-Васильевка) была сооружена еще в 1790 году. Престол был освящен в честь Рождества Христова, а уже в 1896 г. на средства прихожан был сооружен новый каменный храм.  Через два года после открытия новой церкви, в 1898 г., настоятелем был назначен иерей Сергий Штенко, выпускник Одесской духовной семинарии.
 Отец Сергий Штенко родился 24 августа ( ст. ст.) 1875 г. в селе Хондаковка Херсонского уезда Херсонской губернии /сейчас это село Новокондаково Снигиревского района Николаевской обл./, в семье стихарного диакона Василия Ивановича Штенко и крестьянки Феодосии Васильевны. Родители будущего священника были людьми небогатыми, но все силы и средства они вкладывали в образование и воспитание сына, которого они желали видеть грамотным священником.
 Одесская духовная семинария дала будущему пастырю основные знания и нравственную закалку.
 После окончания семинарии отца Сергия направляют в Святохристорождественскую церковь села Отбедо-Васильевки в качестве псаломщика (1897 г.), затем его рукоположили диаконом этой же церкви, а потом – во священника (1898 г.).  Проживал он со своей семьей в церковном доме, где сегодня находится детский сад с. Васильвки. Рядом с домом был разбит большой сад, в палисаднике – множество цветов. Трудился в саду батюшка всегда сам.  Отец Сергий был среднего роста, русый, среднего телосложения, лицо овальное, нос прямой, глаза выразительные, носил небольшую бороду. Помнят его строгим и требовательным в делах веры и порядка. Никогда и никто его не видел без подрясника. Всегда ходил в сапогах, как воин. Люди его любили и понимали как доброго пастыря и учителя, так как он преподавал в школе Закон Божий.
 Ближайшими сподвижниками о. Сергия были его духовные чада: староста храма Прохор Устинович Бунчук и попечитель Кирилл Евтихиевич Приймак. Как потом оказалось, они были его сподвижниками не только в земном церковном служении, но и в страстотерпческой кончине.
 Прохор Бунчук жил в селе Павловка, которое чуть больше километра от Васильевки. Был уважаемым человеком среди односельчан. Его супруга Анастасия дважды была на поклонении святыням в Иерусалиме. Супруги Бунчуки, как вспоминают старожилы с. Павловки, были всецело преданы церкви.
 Кирилл Приймак – ревностный служитель при храме Божием, был попечителем церкви Рождества Христова. Жена Кирилла, Мирония, будучи благочестивой христианкой, всегда поддерживала своего мужа в церковном деянии. Он же всегда был занят и церковными, и домашними делами, - боялся праздности и всегда говорил: «Бог любит труждающихся».
 О событиях тех трагических дней сегодня мы можем говорить из свидетельств старожилов окрестных сел и немногих архивных материалов, находящихся в Государственных архивах Николаевской и Херсонской областей. По свидетельству очевидцев, родственников убиенных, односельчан, вырисовывается картина трагических событий стояния за веру, храм и его святыни.
 Но для того, чтобы в полной мере осознать трагизм событий, необходимо обратиться к истории и преданиям жителей деревни.
 Через многие поколения прихожан дошла до нашего времени легенда о царице. Будто бы ехала Екатерина II из Кременчуга в Херсон и остановилась у местного священника. Здесь царица отобедала, и село на целых полтора столетия получило название Отобедо-Васильевка или Отбедо-Васильевка. За теплое гостеприимство государыня пожаловала селянам золотую чашу и распорядилась, чтобы в деревне построили церковь. И когда в1922 году большевики развернули кампанию по изъятию церковных ценностей, легенда о золотой чаше особенно будоражила воображение грабителей.
 По свидетельству дочери Кирилла Приймака Каплий Пелагии(Полины) и других очевидцев, дело было на пасхальной Седмице 1922 г. Для исполнения указания по изъятию церковного имущества неоднократно приезжал в Отбедо-Васильевку уполномоченный Егоров. Особенно он требовал предоставить золотой крест и золотую чашу. Люди и церковный староста Прохор Бунчук уверяли его, что в церкви нет никакого золота и что они не допустят осквернения храма.
 Твердость церковных активистов раздражала Егорова еще больше, и он в очередной раз прибыл с  намерением начать изъятие ценностей, упорно пытаясь довести намеченное дело до конца.  На набатный колокольный звон сбежались прихожане, в основном женщины из сестричества, организованного для охраны храма. Они не только не допустили к церкви грабителя, но даже избили его. Это и явилось предлогом властей назвать этот инцидент крестьянским бунтом и вызвать вооруженное подкрепление из числа красноармейцев. Жестоко, плетками были наказаны некоторые из женщин, а две из них от побоев скончались.
В организации бунта власть обвинила священника, о. Сергия Штенко, а также мирян Прохора Бунчука и Кирилла Приймака. Об этом свидетельствует и доклад в Херсонский уездисполком Снигиревского гарнизонного военкома, в котором они названы «выдающимися котрреволюционерами, подбивавшими толпу на избиение старшего милиционера т. Егорова, и призывающими население на восстание, умереть, но не допустить, чтобы советские паразиты ограбили храм…» (Госархив Николаевской обл., ф. р. 916, оп. 1, д. 29, стр. 57).
 Ночью в дом попечителя церкви Кирилла Приймака вошли вооруженные красноармейцы. Хорошо поужинав, солдаты забрали с собой хозяина дома.
Арестовали тогда отца Сергия и Прохора Бунчука с сыном Никитой. Арестованные на скрипучей телеге двигались по направлению к Снигиревке.
 Чекисты глумились над своими жертвами, захлебываясь хульною бранью. Священник призывал их остепениться, вразумлял как заблудших людей. Но все было тщетно. Почувствовав, что приблизилась неминуемая смерть, о. Сергий начал молиться, что еще сильнее озлобило красноармейцев. Разъяренные охранники набросились на священника и, вытащив сабли, принялись рубить ему руки. Прохор Бунчук, физически здоровый и сильный человек, поспешил на помощь, но был тут же убит выстрелом. Его сын Никита, пользуясь темнотой и суматохой, соскочил с телеги и скрылся в придорожных кустах. Побег арестованного еще больше разозлил чекистов. Они, остановив лошадей и спешившись, принялись избивать попечителя и священника. Батюшке выбили зубы, отрезали уши, кололи саблями тело и зверели от запаха крови.
 Страдальцев вывезли за Снигиревку и остановились в балке, где находились три колодца: один с соленой водой, два с пресной.
Истекающие кровью, арестованные просили пить. Охранники давали им пить из соленого колодца, наверное, подражая римским воинам, которые, издеваясь над распятым Спасителем, поили Его уксусом, смешанным с желчью.
 

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi