Цитата дня

«Молись в сокрушении духа Господу, чтоб Он открыл тебе очи видеть чудеса, сокровенные в законе Его (Пс. 118, 48), который - Евангелие. Открываются очи, - и усматривается чудное исцеление души от греха, совершаемое Словом Божиим. Исцеление телесных недугов было только доказательством исцеления души, доказательством для плотских людей, для умов, заслепленных чувственностию» (Игнатий Брянчанинов)

oshibki1.jpg

Житие святого новомученика Михаила Вурлиота

Память 16 апреля с.с.

Восемнадцатилетний юноша Михаил, простолюдин (медник по ремеслу), может служить блистательным примером искренности, глубины и действительности покаяния.

Встретившись с одним магометанином, он по неопытности поддался его влиянию и был доведен до того, что отрекся от христианства. Это случилось в начале Великого поста, и в первое время после своего отречения, находясь в услужении своего совратителя, стало быть, продолжая быть под его влиянием, несчастный юноша не сознавал всей бездны своего падения, не сознавал своей неизмеримой утраты...

Но вот наступила светлая Пасха Господня, великий христианский праздник, — и любовь ко Христу проснулась в сердце воспитавшегося в христианской вере... Привычным стремлением повлекло его в родной храм.

"Христос Воскрес! Христос Воскрес!" — встретили и окружили его там родные, заветные возгласы! Все ликовали... все приветствовали друг друга, сливаясь сердцем в братском, радостном целовании... Михаил, отступник от Бога, один оставался как бы чуждым всем... Он променял свой крест на чалму Магомета... С ним не делились христиане Божественною радостью... Ему ли место между славящими Воскресение Христа?

Но душа его также ликует и прославляет Господа и горит пламенною любовью... Он — не чужой, он — Христов, он чувствует, что не перестал быть Христовым... "Я — Твой! я — Твой вместе с Твоими!" — взывает вся душа его к Богу своего детства, — "и я пою и славлю: Христос Воскрес! и ничто не оторвет меня от Воскресшего Христа! И не умолкнет мой вопль к Нему до конца моей жизни... О, громко воспою я славу Отца моего в слух неверных! И ничем, кроме смерти, не принудят к молчанию уста мои, поющие Воскресшего Христа... Но смерти нет! Ее победил Воскресший... Он воскресил и мою умершую душу... Я снова живу.., люблю и исповедую Христа — Единого Бога!"

Спасение погибшего совершилось. С неизмеримым горем сознав свою вину, он воспылал неизмеримым порывом отрешиться от нее. Раскаяние охватило его душу и сожгло в ней грех...

— Не следует однако же потурчившемуся петь с нами: Христос Воскрес! — заметили иные христиане Михаилу, видя, что он принимает участие в праздновании Того, от Которого отрекся...

— Завтра же вы увидите, кто я такой! — сказал Михаил. И на следующее утро он отправляется к судье и говорит ему: "скажи, судья, не безрассуден ли и не смешон ли тот, кто променял золото на свинец? Не глуп ли такой поступок? Но если эта мена сделана по незнанию или обману, то рассуди: законна ли она, и можно ли обманутому взять назад свое золото и возвратить свинец?" — "И можно и законно", — отвечал судья.

— Если так, — сказал Михаил, — то разреши мне отдать обратно свинец, который мне дали за мое золото; разреши мне отступиться от ложной веры и возвратить себе золото — веру отцов моих... И затем, в присутствии всех и во всеуслышание, Михаил исповедал Христа — Единым истинным Богом и Судьей всех.

Поражены были дерзостью юноши мусселим и все присутствующие Турки. Желая удержать в числе своих привлеченного к их вере христианского юношу, они употребили все меры, чтобы убедить его, но видя, что ни лестные обещания, ни угрозы, ни заключение в темнице не в состоянии поколебать его твердости в исповедании имени Христова — осудили его на смерть.

Радостно принял Михаил весть о своем смертном приговоре... Спокойно шел он на казнь, словами и знаками испрашивая прощения у всех собравшихся проводить его христиан, и, бестрепетно преклонив голову под меч, искупил свое отступление мученическою кончиною...

Три дня лежало без погребения его тело и потом было выброшено в море. Это было в Смирне, в 1772 году.

Волны принесли останки мученика Михаила к дальнему берегу и были найдены христианами, которые с честью предали их погребению в храме св. Фотинии.

 

По житиям Филарета Черниговского