Цитата дня

«Мир [душевный] есть избавление от страстей, которое нельзя обрести без воздействия Святого Духа» (Марк Подвижник)

oshibki.jpg

Преподобный Зосима, Соловецкий Чудотворец
       Память 17 апреля с.с.


    prpd_zosima_savatiy_soloveckiyПреподобный Зосима родился и вырос в нашем Карельском крае, в Заонежье, в одном из самых древних заонежских погостов – Толвуе, близ озера Онеги. Здесь расположены несколько деревень под общим названием Загубье. Одна из них, деревня Часовинская, – родина прп. Зосимы Соловецкого. Родился преподобный в благочестивой семье зажиточных землевладельцев. С юных лет отличался он смиренным и кротким нравом. Родители его, Гавриил и Мария, отдали сына книжному обучению. Прилежный в чтении св. книг, Зосима, проникся большой любовью к подвижнической жизни и принял сердечное решение – отречься от всего мирского... Когда же родители стали принуждать его к браку, он не отступил от своего решения и с великой скорбью сбежал из родительского дома в Палеостровскую обитель, находившуюся в пяти верстах от его родных мест.
Обитель на острове Палье, в Толвуйской губе была основана валаамским иноком Корнилием, родом из Пскова, оставившего после себя целый сонм учеников и цепь чудотворений. Будучи большим мистиком, прп. Корнилий сподобился дивного посещения Самого Господа нашего Иисуса Христа с крестом в руках, благословившего его обитель. После этого он не захотел уже покидать пещеру, где было ему и видение.
После кончины прп. Корнилия игуменствовал Аврамий, непосредственный его ученик, несомненно, хорошо известный прп. Герману. Именно в это время в Павлеостровской обители в пустынническом уединении спасался сравнительно юный монах Зосима, которого Аврамий постриг в ангельский образ около 1435 года. Безусловно, он тоже был питаем тем же хлебом небесным, чем питались и Корнилий с Аврамием, да и сам Герман, и вся наша Северная Фиваида, образцами для которой сияли яркими цветами древний Египет, Афон и мир святых дальнего Северо-запада — Ирландии, Англии, представители которого нередко посещали Русский Север.
Все северно-европейское христианство, вплоть до Ирландии и Исландии, жило с VI века идеалами монахов-пустынников, обитавших на островах, в приморских недоступных дебрях и на болотистых пригорках. Они удалялись туда для ненарушимого созерцания, создавали свои братские обиталища и жили иным, почти потусторонним миросозерцанием, имея минимальный контакт со светским миром. Каменные руины древних монастырей на скалах и гранитных уступах полуостровов — свидетели их подвигов. Нам, сегодняшним, из-за поголовного прагматизма и отступления или насильственного отвержения от христианских идеалов нелегко и представить, насколько естественны и распространены они были в те времена. Но тогда этот духовный идеал задавал тон всему населению вплоть до царя. Постоянное странствование по пустынным обителям было, конечно, делом небезопасным, но привычным и даже необходимым как средство связи и информации. Несомненно, и прп. Герман распространял весть о Соловках как о месте заветном, так что Зосима не мог не слышать.
В 1436 году похоронив родителей и раздав наследство бедным, прп. Зосима уходит на дальний север, где в Сумской волости чудесно встречается с Германом. В келии на берегу Выга они подолгу беседовали и мечтали о Соловках. Повествование прп. Германа о жизни монашеской с почтенным валаамским старцем Савватием, уже покойным, покорило Зосиму. Прп. Герман имел страсть собирать духовные книги о монахах. Сам, будучи неграмотным, он каждого встречного, умеющего читать, просил ему почитать. Сунув заветную какую-либо книгу в руки Зосимы, он, затаив дыхание, внимал словесам о жизни великих аскетов, спасающихся неимоверными подвигами, и Зосима не мог не загореться подобной «страстью» и ради нее он готов был отдать все свои силы, да и саму жизнь.
Когда наступила благоприятная погода, ничем не смущаясь, забрав необходимые припасы и помолясь усердно Богу, они двинулись в путь. Это было два года спустя по принятия Зосимой монашеского пострига. Наконец среди самого синего моря появились очертания их будущего рая на земле, вернее преддверия рая. Прибыв на остров в летнее время, пригодно благополучному плаванию, они поразились красотой Божиего создания. Все было в цвету и зелено. Они первым делом помолились усердно Богу и воздвигли Крест. Потом совершили всенощное бдение, моля Господа благословить их намерение.
Поутру Господь утешил их боголюбивые сердца. Вот как поэтично описывает составитель первого жития прп. Зосимы, инок Зиновий: «Едва озарил утро, исходит таинственный сын кущи, весь прозрачен и светел душею..., и внезапно осиявается свыше лучом света, и все место вокруг него. Ужаснулся Зосима от блистания необычного света, ибо никогда еще прежде не видел такого сияния. И, увидев светоявление, с ужасом взирает на восток, и видит церковь велию и прекрасную образом, висящую и превознесенную на воздухе».
Через несколько лет жизни на острове о. Герман отправился на поморский берег. Когда же он хотел вернуться, осенняя погода не позволила ему этого: северный ветер поднял в море сильное волнение и нагнал лед. Всякое сообщение с Соловецким островом было пресечено. Отец Герман был вынужден зазимовать на берегу, а прп. Зосима один остался на острове.
Одному Богу известны труды и подвиги, понесенные прп. Зосимою в эту зиму. Его укрепляла непоколебимая надежда на Бога, к Которому он был привержен. Много он принял искушений и от ненавистника всякого добра, духа злого, который старался устрашить его различными привидениями. Мужественный воин Христов ограждался крестом и молитвою, как непреоборимым оружием, и усилия вражии оставались тщетными
Оказавшись на острове в полном одиночестве, прп. Зосима, помимо духовных мук, испытал муки голода. Забота о пропитании в отдаленном от человеческого жилья месте стала самым важным ежедневным делом – зима в тот год была продолжительная и суровая. Припасы, заготовленные летом, истощились. Зосима не сдавался и уповал на Промысл Божий, много раз благодеявший ему. Господь помог Своему подвижнику. К Зосиме пришли два незнакомца и оставили ему запас хлеба, муки и масла. «Возьми, отец, и употребляй, а мы, если Господь повелит, придем к тебе» – сказали они. Преподобный в изумлении не спросил, кто они и откуда, а незнакомцы ушли и более не возвращались. Ясно было, что это посещение Божие, и что Промысл Божий хранил своего избранника.

Основание и распространение Соловецкой обители возбудили зависть недоброжелательных людей. Многие из Корельских жителей, а также поселенцев боярских и служителей, вельможных господ, приплывали к острову, ловили в озерах рыбу, а монастырю ловить не позволяли, называя себя хозяевами и владельцами Соловецких островов. В жару спора они обижали прп. Зосиму и всех иноков досадными словами и делали им всякие неприятности: даже грозили разорить обитель и выгнать оттуда монахов.
Преподобный игумен решился отправиться к святителю Феофилу Печерскому, архиепископу Новгородскому и просить у него помощи и защиты. В Новгороде прп. Зосима был благосклонно принят архиепископом, который советовал ему изложить свои нужды пред главными боярами, управлявшими городом. Прп. Зосима обошел их дома и просил не допустить обитель свою до разорения: все знатные люди обещали ему свою помощь.
В то время особым богатством и влиянием отличалась боярыня Марфа Семеновна Борецкая, или Марфа-Посадница. Ее поселенцы особенно часто обижали Соловецкий монастырь. Заслышав о Соловецком игумене и предубежденная против него наговорами, она повелела с бесчестием отогнать его от своего дома. С терпением и кротостью принял прп. Зосима это бесчестие и пророчески сказал: «Настанет время, когда жители этого дома не будут ходить по своему двору; двери дома затворятся и уже не отворятся; этот двор опустеет».
Видя доброе расположение бояр к Соловецкой обители, святитель Феофил Печерский вновь призвал их к себе, вновь изложил им обиды монастырю от пришлых людей и убедил помочь монастырю. Игумен получил от доброхотных дателей много пожертвований на нужды обители церковными сосудами, св. одеждами, золотом, серебром, хлебом.
Скоро и сама Марфа Посадница раскаялась, что оскорбила преподобного и, желая загладить причиненную ему обиду, пригласила его к себе на обед. Прп. Зосима, по своему незлобию, принял это приглашение. И был с честью встречен самою хозяйкою и всем семейством ее и посажен на почетном месте. Все ели и пили, а преподобный сидел молча и, по обыкновению, мало вкушал от предлагаемой пищи. Взглянув на гостей, он в изумлении опустил глаза. Взглянув в другой и третий раз, он видел то же самое – шесть главнейших бояр сидящими без голов. Поняв, что означает это видение, преподобный вздохнул и прослезился, и уже не мог вкушать ничего из снедей, как ни просили его собеседники.
После обеда Марфа, испросив у прп. Зосимы прощение за прежнее оскорбление, дала монастырю во владение землю, утвердив это пожертвование грамотою. Когда преподобный вышел из дома ее, то ученик его, Даниил, спрашивал его о причине скорби и слез во время обеда. Прп. Зосима объяснил ему свое видение, заметив, что эти шесть бояр будут со временем обезглавлены, и просил никому не говорить об этом. Немного спустя, по возвращении преподобного в обитель, исполнилось и пророчество его о запустении дома Борецкой, и видение во время обеда. Смирив Новгород силою оружия, великий князь Иоанн III повелел казнить тех бояр, которых прп. Зосима видел обезглавленными, а Марфу Борецкую отправить в ссылку. Имение ее было разграблено, дом и двор запустели.
В благословение увеличивающейся обители своей, прп. Зосима решился перенести мощи прп. Савватия, скончавшегося на реке Выге и погребенного при тамошней часовне. В этом намерении он окончательно утвердился посланием иноков Кирилло-Белоезерского монастыря. «Мы слышали,— писали иноки,— от пришельцев из вашей страны о Соловецком острове, что он издревле был необитаем, по причине неудобства морского пути, а теперь на этом острове, по воле Божией и ходатайству Пресвятой Богородицы, вашим старанием сооружен монастырь честнаго Преображения Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, собралось множество братии и все устроилось прекрасно. Только вы лишены одного блага — именно забыт вами прп. Савватий, прежде вас живший на этом месте, скончавшийся в посте и труде, подобно древним преподобным отцам, совершенный в добродетели… Поэтому мы даем вам духовный совет — не лишайтесь такого дара, поспешите перенести к себе преподобного и блаженного Савватия, чтобы мощи его находились там, где он потрудился много лет».
Такое послание, как нельзя более, согласовалось с желанием самого прп. Зосимы и Соловецкой братии. Они отправились на поморское прибрежье. Достигнув реки Выги и откопав гроб прп. Савватия, нашли мощи нетленными, невредимою и самую одежду — в воздухе разлилось необычайное благоухание. С пением священных песней, Соловецкие иноки перенесли св. раку на корабль и с попутным ветром благополучно достигли своей обители.
Прп. Зосима, достигнув маститой старости и предчувствуя приближение кончины, стал приготовляться к переходу в вечность. Он устроил себе гроб и часто со слезами смотрел на него, памятуя свою смерть. Когда постигла его болезнь, то, призвав братию и вручил игуменство благочестивому иноку Арсению, затем всех благословил, с воздеянием рук молился о монастыре, своей духовной пастве и о себе. Наконец, перекрестился и произнес: «Мир вам!» После этого, подняв потухающие глаза вверх, проговорил: «Владыко Человеколюбче, сподоби меня стать одесную Тебя, когда Ты придешь во славе судить живых и мертвых и воздать каждому по делам». Затем, прп. Зосима лег на одр и предал душу свою Господу, для Которого трудился всю свою жизнь. Это было 17 апреля 1478 г.
Совершив отпевание, иноки похоронили своего игумена за алтарем Преображенского собора, а впоследствии устроили над его могилою часовню, в которой поставили св. иконы. Все верующие, притекая сюда с молитвою, получали, по молитвам преподобного, облегчение скорби и исцеление болезней.
Московский собор, бывший при митрополите Макарии в 1547 году, положил, наряду с другими отечественными святыми, совершать память прп. Зосимы в день его кончины 17 апреля (30 апреля по н. ст.). 8 августа 1566 года св. мощи его, вместе с мощами прп. Савватия, были перенесены в придел, устроенный в честь сих Чудотворцев.
«Жертвенное смирение, настойчивость и проповедь монашеского идеала были угодны Богу и сотворили чудо Соловков – Небесный Град Монашеский! Потому так ополчается сила нечистая, что там место свято. Намолено слезами! – пишут составители Жития прп. Германа Соловецкого в журнале «Русский паломник» (№11-12 1995 г.). – Снова на Соловках звучит молитва и «тишина святая в смиренных сердцах простых иноков ручейком бежит, да четка тянется, тянется, точно лествица, пробирающаяся сквозь тьму падших духов в Царство Небесное. И воздается там слава Богу ныне монахами. Пред концом мира Соловки еще должны показать вселенной божественную красоту Чаши Слезь Человеческих, как алмазами украшенную, и этим сказать свое последнее слово. По всей вселенной уже сейчас идет суд, разделяющий на евангельских овец и козлищ. Соловки в этом участвуют».
В основе монашества лежит понимание того, что даже если внешние гонения на Церковь иногда затихает, то брань с врагами невидимыми – бесами их предводителем сатаной, не кончается никогда. А оружие монаха в этой борьбе особенное: покаяние, смирение и послушание воле Божией. Только так и возможно противостоять царству тьмы.

 

 

Система Orphus

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi