Цитата дня

 Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны.Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин.Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Таин? Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Именно мы, грешные, недостойные, слабые, более чем кто-либо нуждаемся  спасительном источнике…Святой праведный Алексей (Мечев))

oshibki.jpg

Священноисповедник Виктор (Островидов),
епископ Глазовский, викарий Вятской епархии

      Память 19 апреля с.с.

    svshid_viktor_ostrovidovСвященноисповедник Виктор родился 21 мая 1878 года в семье псаломщика Троицкой церкви села Золотого Камышинского уезда Саратовской губернии Александра и его супруги Анны Островидовых и в крещении был наречен Константином. В 1888 году, когда ему исполнилось десять лет, он был отдан в приготовительный класс Камышинского духовного училища и через год был принят в первый класс. По окончании в 1893 году училища он поступил в Саратовскую Духовную семинарию и окончил ее по первому разряду. В 1899 году Константин поступил в Казанскую Духовную академию. Ему, как успешно выдержавшему приемные экзамены, была предоставлена стипендия.
Уже в студенческие годы у него проявились яркие дарования в области гуманитарных наук, интерес к отечественной словесности, философии и психологии. Он стал одним из активнейших деятелей и товарищем председателя студенческого философского кружка. По окончании в 1903 году академии Константин Александрович был удостоен степени кандидата богословия с правом преподавания в Духовной семинарии.
28 июня 1903 года епископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий) постриг его в мантию с именем Виктор; на другой день он был рукоположен во иеродиакона, а на следующий – во иеромонаха и вскоре назначен в город Хвалынск настоятелем организуемого в это время Свято-Троицкого подворья Саратовского Спасо-Преображенского монастыря.
Свято-Троицкое подворье было учреждено 5 декабря 1903 года вследствие ходатайства городских властей перед епархиальным архиереем епископом Гермогеном (Долганевым) для предотвращения развития старообрядческого раскола в Хвалынском уезде. Подворье, приписанное к Саратовскому Спасо-Преображенскому монастырю, должно было служить миссионерским нуждам и со временем преобразоваться в самостоятельный монастырь.
В феврале 1904 года, во время Великого поста, в зале музыкального училища города Саратова иеромонахом Виктором были прочитаны три лекции. Первая лекция состоялась в воскресенье 15 февраля и привлекла массу слушателей: все проходы между рядами, хоры и фойе были заняты; на лекции присутствовали епископ Гермоген, саратовский губернатор П. А. Столыпин с женой и дочерью, католический епископ Рооп, ректор Саратовской Духовной семинарии, директора гимназий, духовенство и миряне. Темой лекции была «Психология “недовольных людей” в произведениях М. Горького».
22 февраля состоялась вторая лекция на тему «Жизненные условия появления “недовольных людей”», также собравшая множество слушателей, а 29 февраля – третья лекция на тему «Возможность обновления “недовольных людей” и путь к нему».
Незаурядные дарования иеромонаха Виктора в непродолжительный период служения в Саратовской епархии проявились и на поприще миссионерской деятельности. 18 апреля 1904 года в Саратове прошло общее собрание местного комитета Православного миссионерского общества, деятельность которого в 1903-1904 годах была направлена на организацию миссионерского служения среди чувашей. В основу миссионерского дела было положено обучение чувашей грамоте и совершение богослужения на чувашском языке.
Чувашские селения были разбросаны по всей обширной Саратовской епархии. Для успешной постановки миссионерского дела и наблюдения за деятельностью устроенных миссионерским обществом школ было признано необходимым учредить должность разъездного миссионера. Эта должность предназначалась для иеромонаха Виктора, который к этому времени уже фактически стал ее исполнять.
В 1905 году в издании книжного магазина «Вера и знание» в Санкт-Петербурге вышли лекции иеромонаха Виктора о «недовольных людях» в произведениях Горького и религиозно-философская брошюра «Заметка о человеке». В том же году иеромонах Виктор был назначен старшим иеромонахом Иерусалимской Духовной Миссии.
Деятельного пастыря-миссионера поразило отсутствие в Миссии миссионерской деятельности. «…Несмотря на такое наиважнейшее положение тамошней нашей Миссии, о ней – о ее задачах, целях и вообще жизнедеятельности – совершенно невозможно сказать какое-либо определенное, ясное слово, и это уже после пятидесятилетнего существования Миссии… – писал он впоследствии в докладе о деятельности Миссии. – Правда, некоторые из паломников-пастырей приходят в большой восторг, пораженные внешним богатством, – разумею святые места наши с постройками на них, какими владеет Иерусалимская Миссия… Но вот спросите их, что же они будут говорить, о каком величии Миссии проповедовать, к чему призывать своих слушателей, – и они тотчас же окажутся в самом тяжелом положении, ибо ничего не могут сказать светлого и определенного ни о настоящей, ни о прошедшей духовной жизнедеятельности Миссии… Единственное занятие, которое всегда находили себе члены Миссии, – это служение молебнов, панихид, исполнение незначительных треб церковных и собирание пожертвований. Такое положение Миссии – как требоисправительницы – более чем печально. Да и это поделие в течение полугода за отсутствием паломников пропадает и легко может совсем пропасть…»
В 1908 году иеромонах Виктор был направлен в Киев, где в течение двух недель, с 12-го по 26 июля, проходил 4-й Всероссийский миссионерский съезд.
В работе съезда принимали участие митрополиты: Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский), Московский Владимир (Богоявленский) и Киевский Флавиан (Городецкий) – тридцать пять архиепископов и епископов, а всего участвовало более шестисот деятелей Русской Православной Церкви. Миссионерский съезд проходил во время празднования 800-летия Киевского Михайловского монастыря, и поэтому торжества по случаю этого юбилея и обычный крестный ход в день памяти святого равноапостольного князя Владимира были особенно величественными и торжественными.
Вечером 18 июля проходило третье собрание съезда. После оглашения съезду приветственной телеграммы Патриарха Константинопольского Иоакима иеромонах Виктор прочел обширный доклад о прошлом и настоящем Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Этот доклад отец Виктор построил как «живое слово о живых же нуждах» Миссии и высказал в нем самые сокровенные, глубоко им продуманные мысли о Православной Церкви и о миссионерском служении в Святой Земле.
«Церковные ведомости» следующим образом изложили содержание доклада отца Виктора: «…Мы необходимо должны признать, что у нас еще и не было в Иерусалиме духовной миссии как посланничества высшей духовной властью Русской Церкви духовных лиц с определенными и чисто церковными религиозными целями, а между тем для такой миссии настало время. Палестина и Сирия – это центр, куда стекаются представители всякого рода религиозных вероисповеданий, и притом в самом цвете их сил. Тут сосредоточена едва ли не главная работа Рима, который с наглою беззастенчивостью стремится поглотить народы Востока: католическое духовенство всевозможных видов, монашеские ордена, братства, союзы положительно наводнили города Востока. За папизмом следует мертвящий внутренний дух жизни личности протестантизм с бесчисленными своими школами, приютами, больницами.
В самое последнее время образовалось целое социалистическое общество, поставившее себе дикую задачу посредством школ и воспитания юношества вытравить всякое религиозное чувство у местных жителей и этим путем надругаться над главными святынями всего христианского мира. Армяне и сирийцы и всякие американские выходцы в виде баптистов, свободных христиан довершают эту плеяду волков в овечьей шкуре, бороться с которыми одной Восточной Церкви положительно не по силам. Восток нуждается в помощи, и в настоящее время более чем когда-либо, ввиду особенной силы католицизма и нового направления его деятельности. Папизм усиливается теперь встать на путь братских отношений к восточным иерархам, на путь сочувствия, почтительности, всякой предупредительности и материальной поддержки – для выражения своих чувств любви к восточным братьям…
Бороться с этим новым направлением можно не иначе, как оставивши горделивое себялюбие и вставши на путь искренних братских отношений любви всех православных поместных церквей и отдельных чад их между собою. Единство Вселенской Православной Церкви вне всяких национальных интересов, безусловно, должно быть поставлено во главу возможной общей нашей деятельности на Востоке. Только этот догмат единства, как бы вновь исповеданный нами, может дать Церкви Православной как внутреннюю крепость, так и силу борьбы со всяким иноверием, наводнившим и Палестину, и нашу собственную страну.
Далее в докладе иеромонаха Виктора сообщаются не лишенные интереса данные об отношении нашихsvshid_viktor_ostrovidov неправославных старообрядцев к православному Востоку. Старообрядцы, несмотря на свое ожесточение, как и весь русский народ, часто устремляют свои взоры на Восток, Святую Землю, которая, кажется, опять могла бы примирить их дух с небом. Не об этом ли тяготении старообрядцев ко святому Востоку говорят их журнальные заметки, картинки и целые статейки из жизни Палестины и начавшееся в последнее время паломничество туда отдельных личностей и даже их священнослужителей при весьма благоговейном настроении их. И я уверен, говорит иеромонах Виктор, что такое паломничество их никогда не может остаться для них бесплодным. Это паломничество старообрядцев ко Гробу Господню принесет для многих, более искренних из них, ту пользу, что… рассеет ожесточенную предубежденность и предвзятость против Православной Русской Церкви через невольное наглядное созерцание ее единства с матерью Церквей – Церковью Иерусалимской, а в ней и со всею Вселенскою.
Восточная Церковь, безусловно, должна принять участие в старообрядцах, ибо само это дело раскола – старообрядчество – не есть исключительно русское, но главным своим историческим моментом касается всей Вселенской Церкви. Те клятвы Московского собора 1666–1667 годов, которые окончательно отделили старообрядцев от православия, были наложены всей Вселенской Церковью. А потому для обратного привлечения неправославных старообрядцев в лоно нашей Церкви мы неизбежно должны привлечь к участию всю Вселенскую Церковь, повинную в сем тяжелом деле. Это тем более возможно, что сами восточные святители не бывают безучастными к данному делу. С какою скорбию сердца вспоминал, например, Блаженнейший Патриарх Дамиан о наших старообрядцах-раскольниках, когда года два тому назад мне однажды пришлось быть у него и иметь с ним относительно них случайный разговор. Узнавши, что я из Поволжской губернии, Блаженнейший Патриарх заметил, что, кажется, это одно из главных мест жизни наших раскольников. Трудно поверить, чтобы первосвятитель Церкви Восточной, отделенный от нас тысячами верст и национальностью, знал наши раскольнические центры. И мало того что знал, но и скорбел о них, как о своих чадах. “Бедные, несчастные они люди, – продолжал он, – их надо жалеть, любить – по Апостолу, немощи немощных носить”. Когда же я заметил ему, что они делают много зла для Церкви, то он недоверчиво махнул рукой: “И полно, что они нам могут сделать?” И я больше чем уверен, что простое, немудреное, но любви и благодати исполненное слово такого первосвятителя Востока, обращенное к нашим старообрядцам, будет весьма действенно для их ожесточенных сердец. Но чтобы это слово дошло до уха отпадших от единства Церкви, нам нужно самим уже вести их к Востоку, и в этом мы успеем главным образом через паломничество, так сильно развитое у нашего русского народа, пока не наступят более счастливые времена наших тесных, живых и постоянных взаимоотношений со всею Восточною Церковью».
13 января 1909 года иеромонах Иерусалимской Духовной Миссии Виктор был назначен смотрителем Архангельского духовного училища. 31 января того же года он был награжден наперсным крестом.
Не чувствуя, однако, призвания к духовно-учебной службе, отец Виктор в том же году подал прошение об увольнении его от должности для поступления в число братии Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге, которое было удовлетворено 15 октября 1909 года.
22 ноября 1910 года иеромонах Виктор был назначен настоятелем Зеленецкого Свято-Троицкого монастыря Санкт-Петербургской епархии с возведением в сан архимандрита.
Троицкий Зеленецкий монастырь находился в пятидесяти семи верстах от уездного города Новая Ладога. «Круглый год в церкви пустынного Зеленецкого монастыря, окруженного на большое пространство глухим лесом, мхами и топкими болотами, нет почти никого, кроме братии, – писал автор очерка о монастыре протоиерей Знаменский. – Только в дни памяти преподобного Мартирия Зеленецкого (1 марта и 11 ноября), в праздники Живоначальной Троицы и Благовещения Пресвятой Богородицы бывает большой приток богомольцев из окрестных селений».
5 (18) сентября 1918 года архимандрит Виктор был назначен наместником Александро-Невской Лавры в Петрограде. Но недолго пришлось ему здесь прослужить. Аресты, расстрелы архиереев требовали поставления новых архипастырей из числа образованных, ревностных и опытных пастырей; для них стали открываться новые викариатства, и через год, в декабре 1919 года, архимандрит Виктор был хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии.
Прибыв в январе 1920 года в Вятскую епархию, он со тщанием и ревностью приступил к исполнению своих архипастырских обязанностей, просвещая и научая паству вере и благочестию и для этой цели прежде всего организовал общенародное пение. Епископ Виктор своей ревностью в вере, благочестием и святостью жизни привлек сердца паствы, и она полюбила святителя, который стал для нее любвеобильным и заботливым отцом, вождем в делах веры, исповедником православия, мужественно противостоящим надвигающейся тьме безбожия. Безбожным властям не понравилось столь ревностное отношение епископа к вере и Церкви, и он почти сразу же был арестован.
«Начало его деятельности, – писал епископ Вятский и Глазовский Николай (Покровский), – не понравилось коммунистам; его проповедь, сам проповедник и высшая церковная власть, открывшая Уржумскую епископию, вышучивались в “Деревенском коммунисте”, чем, видимо, не смущался владыка и продолжал свое дело, свою проповедь, привлекавшую в храм народные массы. В среду на первой неделе поста, после литургии, в церкви владыку Виктора арестовали и отправили в заключение».
«Преосвященного Виктора обвинили в том, что он “агитировал против медицины”», так как во время эпидемии тифа он призывал верующих чаще кропить свои жилища Крещенской водой.
Образ его жизни и то, как он держался перед властями, привлекли к нему не только тех верующих, которые не сочувствовали советскому строю, но и некоторых государственных чиновников, как например секретаря губернского суда Александра Вонифатьевича Ельчугина, добившегося разрешения у председателя Революционного трибунала навещать заключенного епископа в тюрьме и посещавшего его, как только представлялась возможность. Власти продержали владыку в заключении пять месяцев. Узнав, в какой день освободят епископа, Александр Вонифатьевич поехал за ним и привез его из тюрьмы на квартиру и впоследствии бывал у него почти каждый день. Он по просьбе владыки принес ему считавшиеся секретными приказы ВЧК о порядке изъятия имущества и помог составить прошение властям о возвращении вещей, изъятых у него при обыске. Впоследствии Александр Вонифатьевич стал сообщать епископу обо всех готовящихся против Церкви мероприятиях, к чему побуждали его собственная вера и преданность владыке, к которому он проникся большим уважением, видя его самоотверженное служение Богу и Церкви.