Цитата дня

Господь пришел ради грешников, чтобы их спасти, а нам, чтобы спастись, осталось только искренне осознать, что именно мы те самые грешники и есть (Архимандрит Иоанн (Крестьянкин))

oshibki.jpg

В 1921 году владыка Виктор был назначен епископом Глазовским, викарием Вятской епархии, с местом жительства в Вятском Свято-Успенском Трифоновом монастыре на правах настоятеля. В Вятке владыка был постоянно окружен народом, который видел в никогда не унывавшем и твердом архипастыре свою поддержку среди неустройств и тягот жизни. После каждого богослужения люди окружали владыку и провожали до кельи в Трифоновом монастыре. Дорогой он неторопливо отвечал на многочисленные вопросы, которые ему задавали, всегда и при любых обстоятельствах сохраняя дух благожелательности и любви.
Епископ Виктор был наделен характером прямым, чуждым лукавства, спокойным и жизнерадостным, и, может быть, поэтому он особенно любил детей, находя в них нечто сродное себе, и дети в ответ любили его беззаветно. Во всем его облике, образе действий и обращении с окружающими чувствовался подлинный христианский дух, чувствовалось, что для него главное – любовь к Богу и ближним.
На время нахождения епископа Виктора в Вятке пришлось изъятие из храмов церковных ценностей, которое произвело на владыку удручающее впечатление.
«Я уже доносил Вам, – писал он Патриарху Тихону, – о печальных событиях в нашей Вятской церкви. Вместе с этим письмом, рапортом извещаю Вас о дальнейшем ходе этих событий, т. е. что Преосвященный Павел уже выбыл.
После его отъезда бывший правитель дел канцелярии протоиерей Попов показал мне “по секрету”, как он сам выразился, Ваше послание по поводу возможного изъятия богослужебных ценностей с объяснением, что оно не было проведено в жизнь, с одной стороны, потому, что опоздало, с другой – оно-де носит характер прежних посланий с их печальными последствиями для духовенства. Эти прежние послания также были сокрыты протоиереем Поповым по должности председателем Епархиального Совета. Ознакомившись с содержанием послания, я, насколько мог, разъяснил ему глубокое религиозно-нравственное, чисто духовное значение, которое имеет послание как вообще для верующих, так и особенно для духовенства.
В провинции в селах, по которым я в то время проезжал (там изъятие произошло в один день – 1 марта ст. ст. и в один час – 12 часов дня по всем селам), была полная растерянность, и все зависело от лиц, посланных на сие дело.
В городе Вятке, как видно из дела, духовенство показало себя весьма и весьма с плохой стороны и в некоторых случаях вызвало в народе ропот за то, что бесстрашно, дерзостно-легкомысленно вело себя в отношении святыни. Ведь у нас отдано все до пузырьков от святого мира и помазочков включительно. Ужели и такие пустяки нужны были правительству?..
Ввиду того, что многие из мирян и духовенства Вятской губернии до сего времени находятся в большой душевной скорби за случившееся, я исповедую пред Вашим Святейшеством грех неведения вятичей, земно кланяюсь Вам и слезно за них и за себя прошу прощения и Вашего Архипастырского молитвенного разрешения от этого греха. Простите…»
Весной 1922 года было создано и поддержано советскими властями обновленческое движение, направленное на разрушение Церкви. Патриарх Тихон был заключен под домашний арест, передав церковное управление митрополиту Ярославскому Агафангелу (Преображенскому), которого власти не допустили приехать в Москву, чтобы приступить к исполнению своих обязанностей. 5 (18) июня митрополит Агафангел обратился из Ярославля с посланием к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, советуя архиереям впредь до восстановления высшей церковной власти управлять своими епархиями самостоятельно.
В мае 1922 года во Владимире был арестован епископ Вятский Павел (Борисовский) и обвинен в том, что изъятые из храмов ценности не соответствуют указанным в официальных описях. Временно в права исполняющего обязанности управляющего Вятской епархией вступил епископ Виктор. К нему и направил свое письмо 31 мая председатель обновленческого ВЦУ епископ Антонин (Грановский). В этом письме он писал: «Позволяю себе осведомить Вас о главном руководящем принципе нового церковного строительства: ликвидация не только явных, но и потайных контрреволюционных тенденций, мир и содружество с советской властью, прекращение всяких оппозиций ей и ликвидация Патриарха Тихона, как ответственного вдохновителя непрекращавшихся внутрицерковных оппозиционных ворчаний. Собор, на который возлагается эта ликвидация, предполагается созвать в половине августа. Делегаты Собора должны явиться на Собор с ясным и отчетливым сознанием этой церковно-политической задачи».
В ответ на действия обновленцев, пытавшихся разрушить канонический строй Русской Церкви и внести смуту в церковную жизнь, владыка Виктор обратился с посланием к вятской пастве. Раскрывая суть нового явления, он писал: «Некогда Господь Своими пречистыми устами сказал: “Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам” (Ин. 10, 1-2). А божественный апостол Павел, обращаясь к пастырям Церкви Христовой, говорит: знаю, что по отшествии моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих (пастырей) восстанут люди и станут говорить, превращая истину, чтобы увлечь за собою учеников. Итак, стойте на страже своей (Деян. 20, 29-31). Други мои возлюбленные, это слово Господа и Его апостолов ныне, к великой скорби нашей, исполнилось в нашей Русской Православной Церкви. Дерзко отвергнув страх Божий, кажущиеся иерархами и иереями Церкви Христовой, составив из себя группу лиц, вопреки благословения Святейшего Патриарха и отца нашего Тихона, в настоящее время усиливаются самозванно, самочинно, воровски захватить управление Русской Церкви в свои руки, нагло объявляя себя каким-то временным комитетом по управлению делами Церкви Православной…
И все они, именующие себя “живою церковию”, как сами впадают в самообольщение, так и других вводят в обман и заблуждение – людей плотских, не выносящих духовного подвига жизни, сбросивших с себя или желающих сбросить узы божественного послушания всему церковному законоположению, преданному нам святыми богоносными отцами Церкви через Вселенские и Поместные соборы.
Други мои, умоляю вас, убоимся, как бы и нам нечаянно не сделаться, подобно сим возмутителям, отщепенцами от Церкви Божией, в которой, как говорит Апостол, всё ко благочестию и спасению нашему и вне послушания которой вечная погибель человеку. Да не случится этого с нами никогда. Хотя мы и повинны бываем перед Церковью во многих грехах, однако все-таки составляем одно тело с нею и вскормлены божественными ее догматами, и правила ее и постановления будем всемерно стараться соблюдать, а не отметать, к чему стремится это новое соборище недостойных людей…
А посему умоляю вас, возлюбленные во Христе братья и сестры, а наипаче вас, пастыри и соработники на ниве Господней, отнюдь не следовать сему самозванному раскольническому соборищу, именующему себя “церковью живой”, а в действительности “трупу смердящему”, и не иметь какого-либо духовного общения со всеми безблагодатными лжеепископами и лжепресвитерами, от сих самозванцев поставленными. “Не признаю епископом и не причисляю к иереям Христовым того, кто оскверненными руками к разорению веры возведен в начальники”, – говорит святой Василий Великий. Таковы и ныне те, которые не по неведению, но по властолюбию вторгаются на епископские кафедры, добровольно отвергая истину Единой Вселенской Церкви и взамен того своим самочинством создавая раскол в недрах Русской Православной Церкви к соблазну и погибели верующих. Будем являть себя мужественными исповедниками Единой Вселенской Соборной Апостольской Церкви, твердо держась всех ее священных правил и божественных догматов. И особенно мы, пастыри, да не преткнемся и не будем соблазном в погибель врученной нам от Бога пастве нашей, помня слова Господни: “Аще убо свет, иже в тебе, тма есть, то тма кольми?” (Мф. 6, 23), и еще: “аще же соль обуяет” (Мф. 5, 13), то чем осолятся миряне?
Молю вас, братия, блюдитесь от тех, кто производят распри и раздоры вопреки учению, коему научились вы, и уклоняйтесь от них – такие люди служат не Господу Иисусу Христу, а своему чреву и ласкательством и красноречием прельщают сердца простодушных. Ваше же послушание всем известно, и радуюсь о вас, но желаю, чтобы вы мудры были во всем во благо и просты (чисты) для всякого зла. Бог же мира сокрушит сатану под ноги ваши вскоре. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами. Аминь (Рим. 16, 17–20)».
После недолгого пребывания в заключении епископ Вятский Павел был освобожден и приступил к исполнению своих обязанностей. В это время обновленцы пытались захватить церковную власть в епархии или добиться хотя бы нейтрального отношения к себе епархиального архиерея. 30 июня 1922 года Вятская епархия получила следующую телеграмму от центрального организационного комитета «Живой церкви»: «Организуйте немедленно местные группы Живой церкви на основе признания справедливости социальной революции и международного объединения трудящихся. Лозунги: белый епископат, пресвитерское управление и единая церковная касса. Первый организационный всероссийский съезд группы Живая церковь переносится на третье августа. Выбирать на съезд по три представителя от прогрессивного духовенства каждой епархии».
3 июля епископ Павел ознакомил с телеграммой преосвященного Виктора и благочинных. 6 августа живоцерковники созвали в Москве съезд, по окончании которого ими были посланы уполномоченные во все Российские епархии. 23 августа уполномоченный ВЦУ прибыл в Вятку. Он встретился с епископом Павлом и попросил его содействия в деле созыва общегородского собрания духовенства, чтобы информировать о состоявшемся в Москве съезде. К вечеру того же дня епископ Павел направил уполномоченному ВЦУ письмо, в котором писал, что не разрешает никаких собраний и требует, чтобы уполномоченный, будучи священником Вятской епархии, отправился на место своего служения, – в противном случае он будет запрещен в священнослужении.
На следующий день обновленческий священник снова явился к епископу Павлу и ознакомил его с документом, в котором перед епархиальным архиереем были поставлены такие вопросы: признает ли епископ ВЦУ и его платформу, подчиняется ли он распоряжениям ВЦУ, считает ли он уполномоченного ВЦУ официальным лицом и находит ли нужным «во имя мира Церкви Христовой и братской любви совместную работу с ним».
Выслушав эти требования, преосвященный Павел сказал, что он никакого ВЦУ не признает, и вновь потребовал от священника, чтобы тот ехал на приход к месту своего служения, в противном случае он будет запрещен в священнослужении.
Сразу же от епископа Павла уполномоченный ВЦУ отправился к епископу Виктору в Трифонов монастырь, несмотря на то, что многие люди, которым владыка был известен как ревнитель чистоты православия, пытались отсоветовать ему идти к епископу и предупреждали, что тот отнесется к обновленческой затее еще более резко отрицательно.
Так и случилось. Владыка не принял уполномоченного ВЦУ и отказался взять от него какие-либо бумаги. В тот же день преосвященный Виктор составил письмо к вятской пастве, которое было одобрено и подписано епископом Павлом и разослано по храмам епархии. В нем говорилось: «В последнее время в Москве открыла свои действия группа архиереев, пастырей и мирян под названием “живая церковь” и образовала из себя так называемое “высшее церковное управление”. Объявляем вам во всеуслышание, что эта группа самозванно, без всяких на то канонических полномочий захватила в свои руки управление делами Православной Российской Церкви; все ее распоряжения по делам Церкви не имеют никакой канонической силы и подлежат аннулированию, которое, надеемся, и совершит в свое время канонически правильно составленный Поместный собор. Призываем вас не входить ни в какие сношения с группой так называемой “живой церковью” и ее управлением и распоряжения ее отнюдь не принимать. Исповедуем, что в Православной кафолической Церкви Божией группового управления быть не может, а существует от времен апостольских только единое соборное управление на основе вселенского сознания, неизменно сохраняемого в истинах святой православной веры и апостольском предании.
“Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они…” (1 Ин. 4, 1).
Вместе с сим умоляем вас повиноваться человеческому начальству, гражданской власти Господа ради, не за страх, а за совесть и молиться о преуспеянии добрых гражданских начинаний во благо родины нашей. Бога бойтеся, власти чтите, всех почитайте, братство любите. Всемерно заповедуем всем быть вполне корректными и лояльными в отношении к существующей власти, отнюдь не допускать так называемых контрреволюционных выступлений и всеми зависящими мерами содействовать существующей гражданской власти в заботах предприятиях ее, направленных к мирному и спокойному течению общественной жизни. Устроением Божиим Церковь отделена от государства – и да будет она только тем, что она есть по своей внутренней природе, то есть мистическим благодатным телом Христовым, вечным священным кораблем, приводящим верных чад своих к тихой пристани – животу вечному.
Призываем всех вас устроять жизнь свою на великих заветах евангельской любви, взаимного снисхождения и всепрощения, на незыблемом основании веры апостольской, с соблюдением добрых церковных преданий, – да о всем славится Бог Господом нашим Иисусом Христом».
На следующий день, 25 августа 1922 года, епископы Павел и Виктор и с ними несколько священников были арестованы, а 1 сентября был арестован секретарь губернского суда Александр Вонифатьевич Ельчугин.
На допросе 28 августа владыка Виктор на вопрос следователя, кто составил послание против обновленцев, ответил: «Воззвание против ВЦУ и группы “Живой церкви”, обнаруженное при обыске, составлено мной и разослано в количестве пяти-шести экземпляров».
Сотрудники Вятского ОГПУ сочли, что дело имеет важное значение, и, учитывая популярность епископа Виктора в Вятке, решили отправить обвиняемых в Москву. Узнав время отправления поезда, жители Вятки устремились на вокзал. Они несли продукты, вещи, кто что мог. Для разгона пришедших провожать епископа власти направили отряд милиции. Поезд тронулся. Люди устремились к вагону, несмотря на охрану. Многие плакали. Епископ Виктор из окна вагона благословлял свою паству.
В Бутырской тюрьме в Москве преосвященный Виктор был снова допрошен. На вопрос следователя, как он относится к обновленцам, владыка ответил: «Признать ВЦУ я не могу по каноническим основаниям…»
23 февраля 1923 года епископы Павел и Виктор были приговорены к трем годам ссылки. Местом ссылки для владыки Виктора стал Нарымский край Томской области, где его поселили в маленькой деревеньке, расположенной среди болот, с единственным путем сообщения – по реке. К нему приехала его духовная дочь монахиня Мария, которая стала помогать ему в ссылке и впоследствии сопровождала его во многих скитаниях и переселениях с места на место.
Из ссылки владыка часто писал своим духовным детям в Вятку. Большая часть писем во время гонений последующих лет была утрачена, но сохранилось несколько писем одной семье, которую владыка опекал и поддерживал во время своего пребывания в Вятке.
«Дорогие Зоя, Валя, Надя и Шура с глубокоуважаемой мамой вашей! – писал он. – Из своей далекой ссылки шлю вам всем благословение Божие с молитвенным пожеланием, чтобы оно хранило вас от всякого зла в жизни, а наипаче от богомерзкой ереси обновленцев, в которой погибель и души нашей и тела. Спасибо вам за память обо мне… Мы пока получили только одну вещь: шубу Маше, а в ней было завернуто кое-что, и между прочим бумага и конверты. Спасибо вам за них. Вы напишите мне: как живете, здорова ли мама, кто где у вас служит? Куда больше ходите в церковь? Я думаю, что посещаете службу владыки Авраамия. Так и делайте, держитесь за него крепче и во всем его слушайтесь и советуйтесь с ним, если какая нужда будет. С еретиками-отступниками от Вселенской Церкви – не молитесь.

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi