Цитата дня

Трем лицам пакостит клеветник: оклеветанному, слушающему и самому себе (Василий Великий)

oshibki.jpg

Мы живем милостию Божией и любовию всех вас хорошо. Лето провел все на реке за рыбной ловлей, а теперь помогаем больным, которых немного, так как и село-то наше маленькое – всего 14 дворов. Божественную службу совершаем дома, а когда молимся, то и всех вас сердечно вспоминаем. Жалко, что разлучен с вами уже давно, – но на все воля Божия с человеком; надеюсь на милость Божию, что все мы увидимся: только не знаю, надолго ли. Дуня хотела раньше повидаться – но не могла: уж очень далеко мы живем и трудно до нас доехать. Летом надо ехать на лодке, а зимой на лошадях четыреста верст. Но есть люди, которых угнали еще дальше: один священник ехал 32 дня на лодке до Колпашева, нашего главного села. Туда и почта уж не ходит, а у нас еще хорошо, слава Богу.
Живите со Христом. Поминайте меня в молитвах ваших. Любящий вас всех Епископ Виктор
Дорогие Валя, Зоя, Шура и Надя!
Спасибо вам за память. Всегда молитвенно вспоминаю всех вас с мамой вместе. Не могу вас забыть за вашу ревность и усердие к храму Божию, к молитве. Благодать Божия да укрепляет ваш дух ревности о своем вечном спасении в Боге и на будущее время.
Милостию Божиею я жив и здоров за ваши молитвы. Место наше глухое, народ живет бедно, а почтовое сообщение весьма трудно. Почта за 60 верст, и один не пойдешь – медведи в тайге, да и не пройдешь пешком, а надо на лодке. Вот и ждешь случая, с кем послать письма. Летом все время ловил рыбу то на реке Кети, то на озерах, а теперь рыба перестала ловиться, сижу дома… Молимся мы дома, а в церковь не ходим, так как священник перешел на сторону еретиков-антицерковников (живоцерковников), а молитвенное общение с еретиками – погибель души. Народ ничего не знает и не слышит, духовенство от него все скрывает. Крестьяне сердечно относятся к нам и помогают: приносят молочка, картошки, а мы с ними делимся лекарствами. Ребятишки малые ходят почти голыми – нечего надеть, и все болеют от холода. Льна и конопли сеют мало, а покупать материю очень дорого. Мужчины с осени уезжают на промыслы далеко, верст за двести, в глушь, в тайгу за белкой или рыбу ловить неводами – вот этим и живут, а своего хлеба совсем мало. Кругом непроходимые болота.
Всегда вспоминаю вас, вашу любовь, и не забывайте и вы меня в молитвах своих, только с еретиками не молитесь, а лучше дома, если не будет православного храма. Благодать Божия да хранит вас вместе с мамой вашей, рабой Божией Александрой, от всякого зла и погибели. Привет и благословение всем знаемым во Христе. Любящий вас любовию во Христе Епископ Виктор
17/30 марта 1924 года.
Дорогие мои Валя, Зоя, Надя и Шура с досточтимой мамою Александрой Феодоровной!
Господь да будет со всеми вами Своею благодатию в вечное спасение душ ваших. Уведомляю вас, что письмо ваше я получил… Спасибо за память, за утешение и любовь вашу. Только напрасно вы расходуетесь, посылая письма заказными, да и нам их очень трудно получать. Ведь почта у нас за 70 верст, и надо бывает искать человека и писать ему доверенность на получение письма, а доверенность заверять в сельсовете, который от нас 10 верст, иногда долго не бывает попутчика, – и так письмо все лежит и лежит на почте (с месяц). Между тем простые письма с почты посылаются к нам прямо, и мы получаем их скорее. Письма редко пропадают.
Я всегда с особою радостью вспоминаю всех вас, ваше усердие к храму Божию и ваше радушие, с которым вы нас принимали. Господь да укрепляет ваш дух в исповедании святой православной веры и воздаст вам милостями Своими в сей и в будущей жизни. Как вы, так и я надеюсь на милость Божию, что мы еще с вами увидимся, а вот когда это будет – не знаю: Господь знает и все устроит по Своей святой воле к взаимному нашему утешению. Вы так всегда в сердце своем и держите, что все с нами бывает по воле Божией, а не случайно, и от Господа зависит изменить наше положение нам в утешение и спасение. А потому не будем отчаиваться никогда, как бы тяжело ни было нам…
Спасибо вам за письма и за марки, но вам я давно не писал сам, потому что боюсь, как бы не повредить и вам и себе частой перепиской: ведь мы ссыльные, и за каждым шагом нашим смотрят, и письма наши читают. Прошлое письмо ваше мы получили поздно, оно долго лежало на почте – не было кому получить его, а потому и поздравить тебя, Валя, с днем Ангела не мог, хотя все таки послал тебе поздравление и приветствие через кого-то другого, а через кого именно – забыл. Очень хорошо сделала, что на день именин посетила владыку Авраамия: лучшего ничего и придумать нельзя было. Господь да не оставит тебя за это святое дело. Владыка Авраамий – великий человек по своему смирению пред Богом. Наверное, его тоже сошлют куда-либо далеко. Помоги ему, Господи!
Вы спрашиваете о здоровье моем – ничего, слава Богу, здоров, а немного болел ревматизмом: мы отопляемся только железной печкой, которая горит день и ночь, и температура не равномерна – то очень жарко, а то прохладно. Вот и заболел немного. Маша теперь стегает одеяла, и этим мы зарабатываем себе на хлеб, рыбу, дрова. Впрочем, рыбы я и сам много ловил и теперь с наступлением весны опять займусь рыболовством… Вот праздник Благовещения Пресвятой Богородицы скоро; мы тоже, Господь благословит, будем приобщаться Святых Таин, только у себя дома, где мы служим Божественную литургию вдвоем с Машей и вас всех, близких нам вятичей, поминаем. Буди милость Божия со всеми вами. Приступайте и вы ко Святым Тайнам там, куда ходите в церковь, а если по вашим молитвам меня освободят раньше, то тогда и у меня причаститесь. Оставайтесь с Богом. Господь да хранит вас…
Любовь моя во Христе с вами. Епископ Виктор
Христос воскресе!
Дорогие Валя, Зоя, Надя и Шура с боголюбезнейшею мамой Александрой Феодоровной!
Поздравляю вас всех с праздником Светлого Христова Воскресения. Дай Господи в мире и радости сердечной провести вам эти дни, а утешение, которым вы утешили нас, да примет Господь на Себя и Сам утешит вас по Своей великой милости. Спасибо вам, но вперед так много не расходуйтесь. Сухарики, видимо, сдобные, хотя мы еще и не пробовали их. Будем вспоминать вас на Пасху. На письмо ваше я вам уже ответил раньше. Получили ли вы его? Всегда молитвенно вспоминаем любовь вашу. Храни всех вас Господь от всякого зла.
Любящий вас любовию во Христе Епископ Виктор
1/14 апреля 1924 года.
Дорогая во Христе сестра Валя с Зоей, Надей и Шурой и боголюбезнейшей мамой Александрой Феодоровной!
Мир вам от Господа. Благодать Божия да хранит всех вас от всякого зла.
Всегда сердечно вспоминаю всех вас, уверен, что и вы меня помните. Давно только не получал от вас ни одной строчки. Если есть время, то пишите, как живете, какие скорби и какие у вас радости, ибо ваши скорби и радости – мои скорби и радости. Пишите, ничего не опасаясь, только не надо никогда подписывать фамилию, а только одно имя. Я ведь и так всех вас знаю и руки ваши знаю.
Я живу милостию Божией хорошо. Только все опасаюсь, как бы опять куда на “курорт” не попасть. Враги Православной Церкви – обновленцы – ведь не дремлют, а, наверное, опять какие-либо козни против нас строят. Бог им судья. Не ведят, что творят. Они ведь, пожалуй, думают, что, предавая нас на страдания, “служат Богу”, как об этом предсказывал Сам Господь во Святом Евангелии…
Любящий всех вас Епископ Виктор
6 декабря 1924 года».
Тем временем события в Вятской епархии стремительно развивались. 19 августа 1923 года Вятская Трифоновская община направила прошение Патриарху Тихону с просьбой рукоположить находившегося в это время в Вятке архимандрита Авраамия (Дернова) во епископа Уржумского, викария Вятской епархии, благословив ему временно управлять и всей Вятской епархией. 6 сентября 1923 года Патриарх одобрил эту просьбу и благословил прибыть архимандрита Авраамия для рукоположения во епископа в Москву. Таким образом Вятская епархия получила православного архиерея. Но радость православных была недолгой – вскоре безбожные власти арестовали владыку Авраамия, и епархия снова осталась без архипастыря, утесняемая со всех сторон обновленцами.
12-13 февраля 1924 года в Глазове прошел съезд духовенства и мирян Глазовского викариатства, на котором было постановлено: «Ввиду отсутствия в Глазовской епископии правящего епископа и расстройства церковных дел, в целях упорядочения церковной жизни временно явочным порядком организовать Духовное Правление Глазовской епископии в городе Глазове впредь до возвращения епископа Виктора или освобождения епископа Авраамия Уржумского…» Съезд также постановил: «На кафедру Глазовской епископии единогласно избрать Преосвященного Виктора Островидова с местожительством в городе Глазове».
Избрание архиерея народом, по мысли участников съезда, давало возможность «ходатайствовать перед Центральной Гражданской властью о возвращении епископа Виктора к месту его архипастырского служения в город Глазов». И съезд избрал депутацию из трех лиц и командировал их в Москву. Одновременно Духовное Правление Глазовского викариатства направило письмо Патриарху Тихону, осведомляя его обо всех событиях, происшедших в Глазове, а также прося в случае, если гражданская власть не удовлетворит их просьбу возвратить епископа Виктора из ссылки, направить к ним какого-либо епископа, даже хотя бы и временно, «дабы можно было скорее довести дело устроения нашей епископии до благоприятного конца, – говорилось в этом письме, – и тем положить, с прибытием на жительство в город Глазов епископа, начало к созиданию всех церковных общин наших в духе единства святой православной веры, в союзе мира и любви для преуспеяния всего о Христе братства нашего в послушном уставам Церкви житии».
17 марта 1924 года Патриарх Тихон и Священный Синод распорядились: «Временное управление Глазовским викариатством Вятской епархии поручить Преосвященному епископу Чебоксарскому Симеону (Михайлову).
Однако в начале 1926 года епископ Симеон уклонился в григорианский раскол, и Глазовское викариатство, как и вся Вятская епархия, снова оказались без архипастыря.
Срок ссылки епископов Павла и Виктора закончился 23 февраля 1926 года, и им было разрешено вернуться в Вятскую епархию. Весной 1926 года владыка Павел, возведенный после окончания ссылки в сан архиепископа, и епископ Виктор прибыли в Вятку. За время ссылки архиереев-исповедников епархия пришла в состояние плачевное. Один из викариев Вятской епархии, епископ Яранский Сергий (Корнеев), перешел к обновленцам и увлек за собой немало священнослужителей. Некоторые из них хорошо сознавали пагубность обновленческого движения, но не в силах оказались устоять перед угрозой ареста и ссылки, когда примеры того, сколь легко исполнялись эти угрозы, были у всех перед глазами; но, перейдя к обновленцам, они постарались скрыть этот факт от своей паствы.
Прибывшие в епархию архиереи-исповедники сразу же принялись за восстановление разрушенного епархиального управления, почти в каждой проповеди они разъясняли верующим о пагубности обновленческого раскола. Архиепископ Павел обратился к пастве с посланием, в котором писал, что единственным законным главой Русской Православной Церкви является Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Петр (Полянский), и призвал всех верующих отойти от раскольничьих группировок и объединиться вокруг митрополита Петра.
Для Вятской епархии вернувшиеся из ссылки архиереи-исповедники были единственным законным священноначалием, и после их обращения к пастве и ее увещания начался массовый возврат приходов в Патриаршую Церковь. Обеспокоенные обновленцы потребовали от архиереев прекратить свою деятельность против них, а иначе, поскольку обновленцы – единственная подлинно лояльная советской власти церковная организация, действия православных епископов будут расценены как контрреволюционные. Архиереи не уступили обновленцам, несмотря на их угрозы, и отказались вести с ними какие бы то ни было переговоры.
Созидательная деятельность в епархии архиепископа Павла и епископа Виктора, направленная на исцеление духовных ран паствы, нанесенных обновленческой лестью, и утверждение в вере пошатнувшихся и поддержку ослабевающих, продолжалась немногим более двух месяцев.
Архиепископ Павел был арестован 14 мая 1926 года в Вятке, в доме, где он жил при Покровской церкви. Власти обвинили его в том, что он в проповеди говорил о гонениях на православную веру, о том, что «“мы живем в век фальсификаторов и богоборцев”… призывал верующих стойко стоять за веру православную и “лучше пострадать за веру, чем поклоняться сатане”.
Епископ Виктор был арестован 16 мая в поезде, когда проезжал через Вологду. Он был обвинен в том, что содействовал и помогал архиепископу Павлу в его мероприятиях и произносил проповеди, которые, по мнению властей, имели контрреволюционное содержание.
После окончания следствия архиереи были переведены из внутренней тюрьмы ОГПУ в Москве в Бутырскую. Здесь им объявили, что Особое Совещание при Коллегии ОГПУ 20 августа 1926 года постановило лишить их права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Вятке и соответствующих губерниях, с прикреплением к определенному месту жительства сроком на три года. Место пребывания можно было до некоторой степени выбирать самим, и архиепископ Павел выбрал город Александров Владимирской губернии, где он когда-то был викарным епископом, а епископ Виктор – город Глазов Ижевской губернии Воткинской области, поближе к своей вятской пастве.
Во время своего краткого пребывания в Москве после освобождения из тюрьмы владыка встретился с заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием и в соответствии со своим местом ссылки был назначен епископом Ижевским и Воткинским, временно управляющим Вятской епархией.
29 июля 1927 года митрополит Сергий выпустил по требованию властей декларацию о «лояльности». Власти, добиваясь от Церкви публичного заявления о лояльности, не столько желали ее лояльности, сколько имели цель публикацией определенного рода документов произвести смятение среди православных и поставить Русскую Православную Церковь под угрозу нового раскола. И этого им достичь удалось. Разномыслие русских иерархов после опубликования декларации оказалось столь велико, что поставило их на грань разрыва с заместителем Предстоятеля Церкви, который не произошел лишь благодаря самому Предстоятелю, Местоблюстителю митрополиту Петру, который, прося своего заместителя избегать действий и шагов в области церковного управления, ведущих к смятению в Церкви (с чем на практике митрополит Сергий не согласился), однако благословил его на дальнейшее исполнение обязанностей заместителя.
Преосвященный Виктор принадлежал к числу тех, кто не считал публикацию декларации полезной и нужной, усматривая в ней недостойное церковного иерарха лицемерие. Получив текст декларации, преосвященный Виктор, усмотрел в ней призыв к безоговорочному сотрудничеству с правительством, которое открыто объявило своей целью уничтожение Русской Православной Церкви, что и осуществлялось послушными пособниками безбожников обновленцами, за сопротивление и несогласие с которыми владыка претерпел узы и изгнание.

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi