Цитата дня

«Пост — мать смиренномудрия, источник всякой мудрости; пост — матерь всех благ, учитель целомудрия и всякой добродетели» (Св. Иоанн Златоуст)

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Священномученик    Сергий    (Флоринский)

Память 17 декабря с.с.

svshm_florinskiyПротоиерей Сергий Феодорович Флоринский родился в древнем городе Суздале 4 марта 1873 г. в семье священника. По окончании в 1893 г. Владимирской семинарии он поступил на должность учителя в Яксаевское земское училище Суздальского уезда. Только в 1900 г. распоряжением протопресвитера армии и флота Сергий Флоринский был определен на вакансию священника в церкви 151-го пехотного Пятигорского полка. Получив назначение, он обвенчался с Елизаветой Ивановной Смоленской, дочерью полкового священника. Через два месяца, 5 марта 1900 г., преосвященным Вениамином (Муратовским), епископом Гдовским, викарием Санкт-Петербургской епархии, Сергий Феодорович Флоринский был рукоположен во священника в Исаакиевском кафедральном соборе Санкт-Петербурга. Прямо из столицы новопоставленный иерей отправляется к месту своего служения, в Гродненскую губернию, в местечко Береза-Картузская, где был расквартирован 151-й пехотный Пятигорский полк.
 
Полк, несмотря на свою молодость, имел уже славную историю. Сформированный 28 ноября 1863 г., он отличился в русско-турецкую войну 1877-1878 гг. и был награжден Георгиевским знаменем с надписью «За взятие Карса 6 ноября 1877 года». После войны полк продолжал нести службу на Кавказе, а в 1894 г. был переведен в Варшавский военный округ. С началом русско-японской войны 1904-1905 гг. Пятигорский полк выделил из своего состава роту, которая отправилась в Манчжурию. В течение войны полк посылал туда добровольцев – солдат и офицеров – на пополнение. Отец Сергий вместе с воинами своего полка почти год провел в действующей армии. Его служение на фронте было отмечено двумя наградами: орденом св. Анны IV степени и памятной бронзовой медалью.

Необходимо отметить, что обязанности полкового священника не ограничивались совершением богослужений, но включали в себя проведение бесед с военнослужащими и членами их семей, воспитание в них духовно-нравственных качеств, а на поле боя – ободрение и поддержку сражающимся. Порой полковые священники шли в атаки вместе со своими частями, вместо оружия держа Святой крест, и не покидали своих подопечных, оставаясь на поле битвы и на тонущих кораблях вместе с ранеными и умирающими. При этом полковые священники не всегда находили поддержку среди командования в своей деятельности.

Когда началась Первая мировая война, протоиерей Сергий вместе со своим полком отправляется на передовую. И здесь его отмечают наградами: орденом св. Анны III степени, св. Владимира IV степени и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Протопресвитер армии и флота Георгий Шавельский в своих воспоминаниях говорит, что для получения такого креста требовался особый подвиг. За свою деятельность отец Сергий снискал также любовь и уважение окружающих. Так, командир полка полковник Д.Л.Ардазиани в своем письме протопресвитеру пишет: «…сообщаю Вам, что отец Сергий примерный пастырь во всех отношениях, незаменимое духовное лицо на поле брани и прекрасный человек».

После Февральской революции 1917 г. положение военного духовенства в частях стало очень трудным. Опасность угрожала не столько от пуль и снарядов противника, сколько от своих же солдат, взбудораженных революционной пропагандой. И в полку, где служил отец Сергий, дела не были лучше. 22 июня 1917 г. его перевели священником в 29-й полевой запасной госпиталь, который в это время располагался в Эстляндии, в городе Везенберге (Раквере), и занимал здание городской гостиницы.
В госпитале, как и на предыдущем месте своего служения, о. Сергий своими качествами пастыря и человека в скором времени покорил сердца всех сотрудников. Когда через 6 месяцев после его назначения, в январе 1918 г., последовал приказ народного комиссариата об увольнении всего духовенства из военного ведомства, то госпитальный комитет решительно воспротивился этому постановлению новой власти и вынес решение о продолжении службы священника Сергия Флоринского в госпитале «по желанию всего состава служащих». Однако не долго пришлось прослужить здесь о. Сергию.

В феврале 1918 г., ввиду окончательного распада русской армии и беспрепятственного продвижения германских войск вглубь России, Эстляндия была занята немецкими войсками с установлением оккупационного режима. 22 марта госпиталь был расформирован, и о. Сергий остался в чужой стороне без средств к существованию. Положение усугублялось еще и тем, что новое правительство, взяв под контроль все православное духовенство Прибалтийского края, не давало разрешения на выезд из страны на родину, даже когда надзор со священника был снят. Когда же власть в Везенберге, как и на большой части Эстляндии, захватила Эстляндская Трудовая Коммуна, начались массовые аресты жителей города из самых разных слоев общества. 19 декабря 1918 г. был арестован и протоиерей Сергий Флоринский как представитель «старого реакционного режима».

По делу о. Сергия не было долгого разбирательства и суда, который определил бы его вину. В конце своего единственного и краткого допроса, протокол которого занял всего одну страницу рукописного текста, протоиерей Сергий Флоринский заявил: «Считаю одно: вина моя в том, что я священник, в чем и расписываюсь». 26 декабря 1918 г. комиссия вынесла постановление о расстреле. Приговор был приведен в исполнение в лесу Палермо. На этом месте ныне установлен камень в память всем расстрелянным в то время. После ухода большевиков тела погубленных ими людей были перезахоронены.

Большинство погибших были опознаны и выданы для перезахоронения родственникам. У священника Сергия Флоринского, волею судеб оказавшегося на чужбине, не было родственников в Эстонии, но были родные по духу - прихожане храма Рождества Пресвятой Богородицы во главе со своим настоятелем протоиереем Виктором Бежаницким. Приход похоронил новомученика рядом с приходской часовней на городском кладбище, облачив протоиерея, согласно его сану, во все подобающие священнику одежды. На могиле был поставлен деревянный крест с указанием имени священника: "Протоиерей Сергий Флоринский".

Прошли годы, ушли от нас знавшие священномученика, однако в памяти прихожан хранились события далекого 1918 года. Новые поколения православных христиан продолжали обновлять надпись на кресте погибшего священника и ухаживать за его могилой.

17 июля 2002 г. Священный Синод Русской Православной Церкви причислил о. Сергия к Собору новомучеников Российских.

2 июля 2003 года в городе Раквере были торжественно обретены мощи священномученика Сергия (Флоринского), пресвитера Раквереского. Обретение мощей новомученика по милости Божией совершилось в Эстонии впервые.

Есть и другая памятная дата святого - 30 декабря. Это день мученической кончины протоиерея Сергия Флоринского в 1918 году. В 2004 году, несмотря на предновогодние хлопоты, на службу в храм Рождества Богородицы собралось около ста прихожан и паломников. После литургии пошли крестным ходом к месту расстрела священномученика и с ним убиенных, где сейчас стоит памятный камень о трагических событиях 1918 -1919 гг.

Крестный ход повторил последний земной путь священномученика - от места заточения к месту казни. Арестантские камеры находились тогда недалеко от храма, в здании нынешнего городского музея, а лес Палермо от них по прямой, 3 километра, - сейчас туда ведет самая длинная улица в городе, так и названная "Пикк" ("длинная" - эст.). Знаменательно, что на этой улице расположено много храмов и молельных домов инославных христиан. Когда крестный ход проходил мимо лютеранской кирхи, раздались удары колокола, как бы присоединяясь к празднику, ведь среди пострадавших со священномучеником Сергием был и лютеранский пастор Э. Паукер, а также миряне лютеранского вероисповедания.

Путь крестного хода пролег рядом с кладбищем, где 84 года покоились останки протоиерея Сергия. Улица Пикк сменилась улицей Кундери, и показался лес Палермо. Место расстрела святого Сергия и жителей Раквере отмечено барельефом с изображением падающих в муках человеческих тел и скромной надписью "Так было. 1919".

Праздничный ход был завершен. Здесь были отслужены молебен священномученику и лития по невинно убиенным. Так прошел первый в истории Раквере крестный ход. Путь в 3 километра для зимнего времени нелегкий, но утешение, которое испытали все участвовавшие, позволяет надеяться, что это станет доброй традицией не только для верующих, но и всех жителей города Раквере.


источник: pstgu.ru    
 

Система Orphus

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины

Наша газета

gazeta

Поиск

Вход

Обозреватель...

obozrevatel

Богословские тесты.

testi