Цитата дня

К священным книгам и священным предметам надо относиться благоговейно. Прежде всего, должно иметь страх Божий. Он научает благоговению. Он научает всему доб­рому. Небрежное, неблагоговейное обращение со святыней получается от привычки. И это не должно быть (преп. Никон)

oshibki.jpg

 

- Повелевает его царское величество, чтобы всё здесь написанное исполнено было непременно; это - его царское повеление, которое никак не может быть изменено.

Все видевшие и слышавшие это удивились, благословляя новорожденного царя и многолетствуя ему, начинающему свое царствование делом милосердия, ублажая также императора Аркадие и говоря, что он благословен Богом, что сподобился иметь сына, ему соцарствующего, и уже дающего свои повеления на такие добрые дела. Обо всем этот возвещено было царице. Она же, испол­нившись радости, поклонилась Богу, воздавая благодарение. Когда же новокрещенное дитя вносили в царские палаты, мать вышла навстречу ему и, взяв на руки свои, матерински лобызала его. Потом, принесши к мужу своему царю Аркадию, она поздравила его, говоря:

- Блажен ты, господин мой, что видят очи твои еще при жизни твоей царя, изшедшего из чресл твоих.

Царь Аркадий, слышав это, весьма радовался. А царица, видя его светлым и весёлым, сказала:

- Если тебе угодно, господин мой, то узнаем, что написано в свитке сем, поданном царственному сыну нашему, чтобы первое повеление его о всем написанном здесь было скорее исполнено.

Царь повелел читать свиток, и когда он был прочтён, сказал:

- Трудно исполнить это прошение, но тяжело и отказать, так как тем самым мы отменим первое повеление нашего сына, а это неудобно и неприлично.

Царица отвечала:

- Не только неприлично отменять первого сыновнего указа, но также грешно презреть и моление святых мужей, предрекших мне рождение сына.

И тотчас царь Аркадий повелел утвердить царскими граматами всё то, что было написано в свитке Палестинскими еписко­пами. Когда же приготовлены были граматы, написанные от лица обоих царей Аркадия и Феодосия, царица призвала архиереев Божиих, Иоанна и Порфирия, и показала им те граматы, спра­шивая, угодны ли они для них. Те, поклонившись, благодарили её за милостивое и мудрое тщание её и стали просить, чтобы для исполнения царского повеления послали в Газу мужа благочестивого, честного и верного, а не такого, каким был посланный прежде. И был найден человек благоверный и боящийся Бога в лице некоего Кинегия, которому было поручено от царей, чтобы он шёл в Газу и устроил всё наилучшим образом согласно повелению. Царица же дала святому Порфирию много золота на создание каменной церкви посреди города Газы, а также на устроение странноприимницы, и еще обещала дать, сколько будет потребно, на устроение церкви; кроме того обоим епископам она дала дары и сосуды церковные, золотые и серебряные, для Кесарийской и Газской церквей, и золото на дорогу. Также и царь, почтив святых епископов и в избытке снабдив их дарами и деньгами, отпустил их с миром. Они же, приветствовав святейшего патриарха Иоанна Златоустого, отплыли в свои епархии; а после них отправился в путь и царский вель­можа Кинегий, которому даны были царские повеления.

Когда путники приблизились к острову Родосу, святые отцы Иоанн и Порфирий умоляли кормчего пристать к берегу, чтобы они могли приветствовать преподобного Прокопия отшельника; но тот не хотел, говоря, что ветер неудобен, и совершенно не внимал просьбе святителей Христовых; ибо он был втайне арианин, и ненавидел православных епископов. Но когда они миновали тот остров, тотчас в море сделались буря и волнение, и были все в страхе великом, боясь потопления. Волнение это продолжалось целый день и всю ночь. Когда же пока­залась утренняя заря, святой Порфирий немного уснул и во сне увидел преподобного Прокопия, говорящего ему: убедите кормчего отречься от ереси арианской20 и проклясть ее, и приготовьте его к святому крещению, и тотчас страшное волнение прекратится. Воспрянув от сна, святой Порфирий рассказал о сем блажен­ному митрополиту Иоанну и прочим бывшим с ним; потом призвав кормчего, святые сказали ему:

- Если хочешь, чтобы корабль твой и все мы были спасены от потопления, а наипаче, чтобы душа твоя избавилась от вечной погибели, то отрекись зловерия твоего, ереси арианской, и присоединись к Кафолической Церкви.

Кормчий удивился, что святые епископы узнали тайну, которой никто не знал, и сказал им:

- Так как Бог открыл вам тайны сердца моего, то я отвергаюсь Ариева мудрования и верую, как вы веруете: утвер­дите же вы меня во святой вере.

Когда он сказал это, тотчас прекратилась буря, и сделалась тишина в море. А святые, наставив его от Божественного Писания и утвердив в православии, огласили его и крестили. Дальнейший путь был совершен благополучно, при чем свя­тые епископы пристали к берегу в Маиюме21, отстоящем от Газы на двадцать стадий22, а отсюда пошли сушей к городу Газе. Узнав о пришествии их, верные вышли им на встречу с псал­мами и пением, преднося святой крест, и с великим веселием и торжеством ввели в город архиереев Божиих. Идолопоклон­ники же, видя это, весьма злобились, скрежеща зубами, но не дерзали сделать им какое-либо зло: ибо уже слышали, что христианские епископы были с почётом приняты у царя, и что вслед за ними посылается царское повеление смирить свирепство язычников и разорить капища богов их. Между тем, христиане, идя с честным крестом и с своими архиереями, приближались к идолу Венеры; этому идолу жители Газы, в особенности жен­щины, оказывали великую честь, вжигая свечи и кадя благовон­ными кадилами: ибо бес, живущий в том идоле, многих прельщал в сонных привидениях, склоняя дев или жен к всевозможным плотским грехам. Итак, когда христиане приблизились ктому идолу, стоявшему на улице на возвышенном месте, то бес тотчас бежал, повергши идола на землю; а идол, пав на землю, сокрушился на многие части, ибо был мраморный, и убил двоих из неверных, которые стоя там смеялись, понося христианское богослужение. Увидев это чудо, многие из язычников, уверовали во Христа и, присоединившись к христианам, пошли к святой церкви и просили святого крещения: уверовавших же было тридцать два мужа и семь жен. И была сугубая радость для верных о благополучном прибытии пастырей своих и о спасении душ человеческих. После того блаженный митрополит Иоанн пробыл в Газе два дня и потом отошел в Кесарию, а христиане проводили его. По прошествии же немногих дней прибыл в Газу и царский вельможа вышеупомя­нутый Кинегий, имея с собою многих сановников и воеводу с воинской силою. Язычники весьма устрашились, некоторые же из них бежали из города. Собрав поутру всех старейшин города и весь народ, Кинегий показал им царское повеление, в силу которого идольские храмы в Газе должны быть разорены, а идолы сокрушены. Когда это повеление стали читать во всеуслышание, толпы нечестивых, подняв вопль, начали плакать и рыдать. Кинегий же, не терпя вопля, дал знак воинам, а те, устремившись на язычников, начали бить их; и разогнано было собрание нечестивых, а христиане, веселясь радостью великою, благодарили царей, многими похвалами ублажая их. Потом вместе с воинами они устремились на идольские храмы и начали с великим шумом их разорять. Было же в городе более важных идольских капищ восемь: Солнца23, Венеры, Аполлона24, Про­зерпины25, Гекаты26, Фортуны27 и Марнаса; последнее капище было самое большое и всего чаще посещалось нечестивыми языч­никами. Стояли и иные бесчисленные идолы по торжищам и на улицах, в различных зданиях и на стенах городских, и около города по путям и вертоградам и нивам: и христиане в десять дней всех тех идолов сокрушили, идольские сквер­ные храмы разорили, кроме большого и прекраснейшего храма Марнасова, о коем многие говорили, что не надо разорять его, но очистив от скверн идольских, освятить в церковь Божию. В виду такого желания многих сохранить храм Марнаса, святой Порфирий стал молиться Богу, прося от Него указания; и вот когда он совершал в святой церкви Божественную службу, из среды народа раздался голос ребенка: