Цитата дня

...Ангелы принимают деятельное участие в судьбе че­ловека, если враги нападают на нас со всех сторон, то тем более светлые, любвеобильные Ангелы стремятся защитить нас, если только человек сам сознательно не переходит на сторону зла (преп. Варсонофий)

oshibki1.jpg

Житие святого равноапостольного великого князя Владимира, во святом крещении Василия, Крестителя Руси.
Память 15 июля с.с.

sv_ravnoap_vladimir_mНемногие имена на скрижалях истории могут сравниться по значению с именем святого равноапостольного Владимира, крестителя Руси, на века вперед предоп­ре­делившего духовные судьбы Русской Церкви и русского православного народа.

Во времена безусловного господства язычества на Руси, задолго до предуго­тов­ля­емого Промыслом Божиим принятия святого крещения, уже жили хрис­тиане. И святитель Димитрий Ростовский в житии святого князя Владимира процесс христианизации нашего народа условно делит на четыре периода.

Впервые славянские племена, населявшие территорию будущей Киевской Руси, услышали евангельскую проповедь от святого апостола Андрея Первозван­ного еще в I веке по Р. Х. Святой Андрей прошел от Крыма через всю страну до бу­дущего Новгорода, повсюду крестя наших предков и утверждая их в вере Хрис­товой. На Киевских горах он предсказал основание великого го­рода со мно­жеством христианских храмов.

Второй период относится ко времени царствования византийского импера­тора Василия Македонянина (867—886). Константинопольский патриарх Фотий (857—867; 877—886) прислал на Русь епископа Михаила, который стал проповедовать слово Божие среди язычников. По их требованию епископ Михаил совершил чудо: он ве­лел развести огонь и положил в него Евангелие, кото­рое при этом осталось невредимым. Тогда многие уве­ровали во Христа.

В третий раз массовое крещение славянороссов про­изошло во времена святой равноапостольной княгини Ольги, после ее крещения. Святая Ольга построила много христианских храмов. Но крещение Русского го­сударства в целом, крещение всего народа произошло только при святом Владимире, который по праву назы­вается просветителем русского народа светом Христо­вой веры.

Святой князь Владимир был внук святой равноапостольной Ольги (+969; память 11/24 июля), сын Святосла­ва (+972). Мать его Малуша (+1001) — дочь Малка Любечанина, которого историки отождествляют с Ма­лом, князем древ­лянским. Приводя к покорности восставших древлян и овладев их городами, княгиня Ольга повелела казнить князя Мала, за которого пытались ее сватать после убийства Игоря, а детей его Добрыню и Малушу взяла с собой. Добрыня вырос храбрым, умелым воином, обладал государственным умом, был впос­ледствии хорошим помощником своему племяннику Владимиру в делах воен­ного и государственного управления.

Малуша стала христианкой (вместе с великой княгиней Ольгой в Царьграде), но сохранила в себе таинственный сумрак языческих древлянских лесов. Тем и по­любилась она суровому воину Святославу, который против воли матери сде­лал ее своей женой. Разгневанная Ольга, считая невозможным брак своей «ключницы», пленницы, рабыни, с сыном Святославом, наследником великого Киевского княжества, отправила Малушу на свою родину, в весь неподалеку от Выбут. Там и родился, около 960 года, мальчик, названный русским языческим именем Володимир — владеющий миром, владеющий особым даром мира.

В 970 году Святослав, отправляясь в поход, из которого ему не суждено уже было вернуться, поделил Русскую землю между тремя сыновьями. В Киеве княжил Ярополк, в Овруче, центре Древлянской земли, — Олег, в Новгороде — Владимир.

Ярополк был женат на гречанке — бывшей монахине, которую Святослав зах­ватил в Византии во время набега и привез в жены сыну. Под влиянием сна­чала бабки своей Ольги, а затем и жены Ярополк начал склоняться
к хрис­тианству. Крещения он, по-видимому, не принял, но, по свидетельству летописи, давал «великую волю христианам». Однажды брат его Олег убил
в своем лесу сына варяга-дружинника Ярополка за то, что тот осмелился охотиться там. Отец убитого настаивал на мести. Ярополк пошел против Олега дружиной. Отступая, Олег погиб в свалке на мосту, что сильно опечалило Яро­полка, не хотевшего смерти брата.